Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Интересные статьи"

в раздел "Воля и характер"

в раздел "Познавательнй материал"

Индивидуальный подход в воспитании ребенка

От детства к взрослости

Наша позиция

«Трудный возраст», «трудные дети»... Куда реже доводится слышать: «трудные родители». Между тем причины многих сложностей подростковой поры — именно в окру-жающих взрослых. К «трудным» можно отнести тех родителей, которые не учитывают особенностей своих взрослеющих детей, не стараются или не умеют найти им новое место рядом с собой. Они могут горячо любить сына или дочь, искренне думать, что стараются во имя их блага, и все же не видеть самых насущных потребностей растущего человека или даже действовать наперекор им. Когда дети вступают в подростковую пору жизни, эта «трудность» родителей проявляется особенно ярко.

Для маленького ребенка мир сосредоточен под крышей собственного дома. Границы мира подростка выходят далеко за пределы семьи. Но и для него семья остается тем главным местом, без которого его жизнь лишилась бы опоры, а он сам — чувства защищенности и вслед за этим уверенности в себе. В том-то и суть задачи, которую надо решить взрослым: быть для подростка защитой, поддержкой и вместе с тем помочь ему научиться полагаться на самого себя, в каком-то смысле обходиться без помощи старших.

Воплотить в жизнь свое стремление к взрослости подростку, как мы уже говорили, весьма непросто. Хотя сам он категорически отвергает свою принадлежность к детям, у него долго еще сохраняется множество детских привычек. И может быть, именно там, где он пытается отвечать сам за себя, ярче всего проявляется его беспомощность. Да и взрослые, на словах всячески поощряя самостоятельность подростка, на деле по инерции продолжают опекать его, обращаться как с ребенком. В таких случаях подросток сам берет инициативу в свои руки, сам пытается изменить положение вещей. Как это он делает? Доступными ему средствами: протестуя и не подчиняясь.

Типы отношений между подростками и родителями разнообразны. И обозначать, называть их можно по-разному. Мы воспользуемся здесь своего рода классификацией, основанной на результатах одного из масштабных зарубежных исследований (в нем участвовало несколько тысяч школьников). Психологи попросили самих подростков оценить, каковы позиции родителей по отношению к ним. В итоге опроса были выделены шесть типов этих позиций.

Автократичная (деспотичная, диктаторская) — подросток подвергается тирании требований и запретов; ему практически «все нельзя»; пресекаются не только попытки самостоятельно что-то решить и тем более поступить по-своему, но даже и высказывание собственного мнения.

Авторитарная — самостоятельность подростка также существенно ограничена; правда, он может принимать участие в обсуждении касающихся его проблем, но право делать выводы и что-то решать принадлежит исключительно старшим.

Демократическая - взрослые признают, что в жизни подростка есть сферы, где он может действовать самостоятельно; он без ограничений участвует в обсуждении с родителями своих проблем и принимает некоторые решения; однако в окончательном своем виде они либо формулируются родителями, либо одобряются ими.

Позиция равенства — взрослые и подросток включены в принятие решений в равной степени.

Либеральная (позиция дозволенности, терпимости) — подросток сам определяет круг своих друзей и выбирает занятия; родители, конечно, могут иметь собственное мнение, но оно остается как бы совещательным, и окончательное решение всегда принимает сам подросток.

Позиция отстранения — этот тип отношений предполагает «развод» родителей с подростком, отказ участвовать в его жизни.

Психологи решили также выяснить, как сами ребята относятся к этим разным позициям. Оказалось, наибольшее одобрение встречает установка на демократическое воспитание, наименьшее — на автократичное и авторитарное. Собственно, этого и следовало ожидать. Неожиданным было другое: осуждалось и либеральное воспитание, а уж отстранение, невмешательство взрослых в жизнь детей однозначно оценивалось как отсутствие родительской любви; большинство выросших в подобных семьях детей ощущали себя никому не нужными, лишними в доме. Любопытно и другое: в целом отрицательно оценивая как авторитарность, так и либерализм, подростки все же допускают известное право на «командование» — для отцов — и на «попустительство» — для матерей. Но не наоборот!

Из всего этого несложно сделать вывод: подросток вовсе не отрицает права взрослых вмешиваться в его жизнь; он лишь ищет приемлемое для него соотношение родительской заботы и собственной независимости.

Подчеркнем и другое. Поведение подростка не связано однозначно, впрямую с той или иной позицией взрослых. Одна и та же линия родительского поведения может вызывать разное эхо. В одних случаях поведение детей оказывается таким, на какое и рассчитывали: взрослый утверждает свою власть — и подросток повинуется; подростку предоставляют самостоятельность — и он выказывает инициативу; в ответ на разумное родительское убеждение следует послушание, угроза вызывает страх.

Другие дети на те же действия родителей отвечают любопытным способом защиты. Например, столкнувшись с тем, что его отстраняют, отвергают, ребенок может вести себя так, словно его любят и дорожат им, тем самым как бы призывая родителей изменить отношение к нему.

Наконец, родительское отношение может как бы войти в плоть и кровь детей, стать их собственной позицией. Отвержение со стороны родителей в этом случае превратится для подрастающего человека в неприятие собственной личности, вызовет низкую самооценку.

Реклама:
return_links(1); ?>