Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Интересные статьи"

в раздел "Воля и характер"

в раздел "Познавательнй материал"

Индивидуальный подход в воспитании ребенка

От детства к взрослости

Равновесие ответственности

Если существует столько вариантов неправильного воспитания, то как насчет правильного? Есть ли такие его модели, на которые можно было бы опереться как. на нечто, достойное подражания?

Видимо, ближе всего к этому стоит тот тип воспитания, который можно назвать демократическим. В основе его — уважение к ребенку, утверждающее в нем личность.

В этом случае отношения между старшим и младшим из монологических, когда говорит (поучает, убеждает, требует, хвалит, укоряет, бранит) преимущественно взрослый, становятся принципиально диалогическими: и взрослый, и ребенок представлены в них в равной степени, на равных началах. Такое общение наполнено искренностью, взаимным доверием, возможностью обменяться мнением по любому поводу, обсудить недовольства и несогласия. Если недоволен ребенок и для этого есть основания, взрослый должен уметь выслушать его претензии и признать справедливость упрека.

Но вот что особенно важно подчеркнуть: демократический тип воспитания столь же далек от либерального, как и от авторитарного! Подростку все шире предоставляется свобода действий. Однако взрослые не снимают с себя ответственности за его самостоятельность. В поведении подростка ценится инициатива, но и умение ограничивать себя; стремление принимать решения, но также и понимание необходимости следовать установленным нормам и правилам; активность, умение постоять за себя, но и умение подчиниться чужому требованию.

Даже цель дисциплины здесь своеобразна: научить не послушанию, а ответственности за свое поведение. Задача в том, чтобы дети не просто покорялись взрослым, а приняли их требования как свои собственные. А для этого подростки должны видеть разумные основания в действиях и решениях родителей, понимать, почему они поступают так, а не иначе. И родительский авторитет, основанный не на желании продемонстрировать превосходство, установить власть, навязать мнение, а на разумной заботе, воспринимается подростком, в общем-то, как должное или, во всяком случае, как то, с чем следует считаться. Отрочество — время, когда начинает устанавливаться равновесие ответственности между взрослым и ребенком. Тогда к моменту совершеннолетия молодой человек способен будет стать уже ответственным за себя, способным о себе позаботиться.

Как эталон воспитания то, о чем мы сказали, вряд ли может встретить какие-либо возражения. Но вот как сделать, чтобы такого рода установки практически определяли все действия взрослых? Пока, увы, разрыв между эталонами и практикой не только существует, но даже подчас не улавливается, не замечается родителями.

Когда родители обращаются за советом к педагогу или психологу, они ждут, что им будет дан точный совет, что делать. Сын курит, наказали мальчика, а он ушел из дому; перевели в новую школу — стал прогуливать уроки... Но специалист не может выписать рецепт, он может лишь указать на некоторые подводные камни, предостеречь от ложных путей. А решение надо принимать самим родителям. И порой они бывают разочарованы, не получив однозначного ответа на волнующий их вопрос. Но таких вопросов возникло бы меньше, если бы взрослые задумывались не только о конкретных неотложных мерах, но и о том, как выработать наиболее благоприятную для развития личности ребенка родительскую позицию.

Можно выделить, по крайней мере, три главных требования к такой родительской позиции. Она должна быть реальной, основываться на достоверной оценке особенностей ребенка, соединенной с уважением к его личности; гибкой, подвижной, что предполагает готовность взрослых изменять характер общения с ребенком, способы обращения с ним; предвидящей, т. е. принимающей в расчет те требования, которые поджидают детей в их завтрашнем дне.

В основе первого из этих требований — знание своего ребенка. И кажется: для матери и отца нет ничего естественнее, чем стремиться хорошо знать своего ребенка. Но практика убеждает в обратном. Очень часто мы встречаемся не только с незнанием, но и с предубеждением, ложными оценками; бывает и такая «принципиальная позиция»: вполне достаточно знать, чего мы хотим добиться от ребенка! В таких случаях родители не сомневаются в правомерности навязанных ребенку решений. Вера в себя не подвергается сомнению, сомневаются они только в ребенке. Ответственность за неудачи тоже возлагается на него: «Ты не понимаешь, что тебе хотят только добра...», «Ты осложняешь нам жизнь, потому что ты плох». Ярлык неблагодарного, или неспособного, или упрямого приклеивается намертво. И дальше уже именно этот ярлык во многом начинает определять жизнь ребенка.

Второе требование обращено к нашей способности изменять формы, методы, оттенки нашего взаимодействия с детьми в зависимости от многообразия жизненных обстоятельств. Но гибкость воспитательной позиции — это еще и способность к перестройке общего подхода к ребенку по мере его роста и развития. Характер поощрений, санкций и запретов, сам стиль общения, наша родительская роль — с годами — всё нуждается в изменении! Ведь не хотим же мы помешать ему расти. Да это и не в наших силах.

Неумение быть гибким неизбежно приводит к серьезным нарушениям взаимопонимания с детьми. Неожиданные «вспышки протеста» с их стороны, невосприимчивость к воспитательным воздействиям — самый верный знак того, что пора перестраиваться. И заметьте: не сыну или дочери, как чаще всего склонны думать родители, а самим взрослым.

О предвидении, о прогнозе. Родительская позиция прогностична, когда угадывается направление психического развития ребенка, предвосхищаются требования, которые поставит перед ним завтрашний день его жизни.

Элементы прогноза присутствуют в воспитании всегда. Малышу едва минул год, он делает лишь первые шаги, а вы задумывались, что потребуют от него в детском саду. И начинали подготовку, обучая соответствующим навыкам, поощряя самостоятельность, присматриваясь к тому, как он общается с другими детьми...

К сожалению, часто прогноз (и именно по отношению к подростку) превращается в прямое построение родителями жизненных планов для него, вместо него. Мы начинаем загодя решать, например, чем нашим выросшим детям заняться после школы. Хотя мы действительно заботимся о будущем, решающим станет то, насколько это будущее «выстрадано» самим растущим человеком, а насколько навязано ему волей взрослых. Будучи директивно навязанным, такое решение во всех случаях задержит его в детстве, а в худшем — испортит жизнь.

Вы можете ответить: «Пусть ищет, лишь бы не заблуждался, пусть взбирается, лишь бы не упал, пусть борется, только осторожно, осторожно...» Нет, совместить несовместимое — так не бывает! Наши решения здесь часто бывают сопряжены с риском. Принятие риска, даже страдания, готовность и умение терпеть — непременные качества зрелого родительского чувства.

Реклама:
return_links(1); ?>