Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Интересные статьи"

в раздел "Воля и характер"

в раздел "Познавательнй материал"

Индивидуальный подход в воспитании ребенка

От детства к взрослости

Делать всё, как все

Этого мальчика с первых классов ставили в пример другим — Гриша отлично учился, безупречно вел себя, выполнял любые поручения. Впрочем, самому ему не нравилось, когда его хвалили. Близких друзей в классе у Гриши не было. «Стена образцовости», возведенная взрослыми, отделяла его от ребят. Он был рядом с ребятами, но не вместе с ними. Его уважали, он был авторитетен, но ему самому все это доставляло мало радости.

Переход в среднюю школу, появление новых учителей — все это изменило положение вещей. «Стена образцовости» рухнула. Подточило ее и то, что Гришу назначили старостой, а он с этими обязанностями не справился. Мальчик стал нарушать дисциплину, болтал на уроках, перебрасывался записочками; начал опаздывать на занятия и даже убегать с них. В его дневнике появились четверки, потом и тройки. Учителя возмущались, мама не узнавала сына.

Однажды Гриша опоздал на линейку. Потом оказалось, что он играл в волейбол. Помнил о линейке, знал, что нельзя опаздывать, но... «настоящий товарищ не уйдет из игры, когда счет неопределенный и все решается». Как-то, когда девочки возмущенно упрекали его за то, что он в компании мальчиков употребляет бранные слова, Гриша спокойно ответил: «А как же иначе? Раз все, — значит, и я!»

У него появился новый принцип поведения — делать всё, как все. Сбросив с себя «оковы примерности», он почувствовал себя таким же, как и другие ребята. На первых порах наиболее ощутимо, по контрасту с прошлым, это проявилось во всевозможных нарушениях. Однако так продолжалось недолго. Гриша очень скоро начал внимательно присматриваться к тому, что ценится товарищами.

Мальчик, для которого на первом плане всегда стоял мир взрослых с его системой требований, вступил в новый мир — мир сверстников, в котором требования предъявляются не старшими и младшими, а равными друг к другу.

А здесь особенно высоко ценятся равноправие в отношениях, верность долгу, солидарность — все требования, которые взрослые предъявляют в основном друг к другу, но не к детям. Высоко оцениваются подростками и такие качества, как глубина и широта знаний, разнообразие интересов, сила, ловкость, выносливость.

Гришина история — это тот самый часто встречающийся случай перемен в поведении ребенка, который ставит в тупик родителей: как же так, был хороший мальчик, отличник, со всеми ладил — и вдруг плохо стал учиться, стал трудным и в школе, и дома.

Как правило, такие изменения происходят с ребятами в подростковом возрасте, в котором они особенно активно стремятся к общению с товарищами, хотят заслужить их признание, добиться авторитета.

В начальных классах авторитет ребенка среди товарищей определяется главным образом его успеваемостью, дисциплинированностью, что оценивается прежде всего учителем. Как правило, самыми авторитетными бывают отличники. Они безоговорочно выполняют все требования взрослых, и когда ребята подражают им, равняются на них, то это по существу равнение на ту «примерность», которая целиком создается взрослыми.

Но подростка уже не удовлетворяет такая система требований и отношений, когда он находится в полной зависимости от взрослых. Самостоятельность подростков растет, опыт общения расширяется, и вполне естественно их желание самим разобраться в поступках людей, их отношениях друг к другу. Начинается своеобразная «переоценка ценностей», которая, по сути, является выработкой новой системы критериев оценки поведения и личности человека, с иной иерархией морально-этических требований. Это уже новый этап самосознания — этап становления социальной взрослости ребенка.

Что же становится авторитетом у подростков? Почему? Вернемся к тому, что произошло с Гришей. Итак, в начальной школе мальчик отличался активностью, начитанностью, прекрасным поведением, — словом, был на высоте всех предъявляемых к ученику требований. Но уже к концу четвертого класса Гриша обнаружил, что его авторитет перестал быть абсолютно непререкаемым. Когда его назначили старостой, ребята не хотели ему подчиняться, потому что его прежняя «образцовость» перестала быть значимой для ребят, а новой он еще не приобрел; его мнения оспаривались, знания подвергались сомнению: кто-то больше читал, кто-то отличался большей находчивостью. Гриша растерялся. Довольно долго он был подавлен, удручен, тяжело переживал все это.

Все это весьма типично. Образцовость поведения, основанная только на безукоризненном выполнении требований взрослых, не слишком высоко ценится, а некоторыми ребятами она прямо осуждается. Вспомним хотя бы, сколько насмешек вызывают «пай-мальчики», примерные «маменькины сынки».

В школе Гриша молчал о своих переживаниях, но дома жаловался маме: «Я ничего не могу с ребятами поделать, они меня не слушаются». И однажды мама пришла в школу и попросила освободить Гришу от обязанностей старосты. Это был правильный шаг. Став «рядовым», Гриша преобразился, повеселел. Исчезла подавленность, напряженность. Подросток не стремился к формальному авторитету, навязанная взрослыми должность старосты тяготила его. Но в то же время ему, как и любому другому подростку, необходимо было настоящее признание товарищей, заслуженное его собственными качествами. Как же добиться его?

Обычно подросток начинает свой поиск просто с подражания товарищам — подражания самого широкого, плохому и хорошему. Он подражает кому-то одному из товарищей, а иногда сразу нескольким: интересуется тем, чем интересуются они, ходит туда, куда ходят они, читает то, что читают они. Он старается чаще бывать с ними и всё перенимает у них. Ему нравится в них всё: они обычно бывают и «самые умные», и «самые веселые», и «самые красивые». Словом, у подростка появляется образец, своего рода идеал, ориентирующий и направляющий все его поведение.

Так было и с Гришей. Он начал подражать своим одноклассникам. Подражал во всем — и в хорошем, и в плохом. Круг его общения был в это время широким и неустойчивым. Он дружил со всеми и ни с кем. Однако постепенно его симпатии и антипатии начали определяться. Один из одноклассников стал первым образцом для подражания: «Он смелый, ловкий, он все умеет. Хорошо прыгает, бегает, играет в баскетбол, катается на велосипеде, стреляет. А дома помогает матери. Он всегда что-нибудь выдумывает, что-нибудь рассказывает, с ним интересно. Он веселый, никогда не врет, не сваливает вину на других. Он никогда не подведет: если сказал, — значит, сделает». И еще: он ни когда не хвастается, не зазнается, не злоупотребляет своей силой, не позволяет ce6е оскорбить или унизить товарища. Такому можно простить даже то, что он неважно учится: «Он же может учиться лучше, но ему просто не хочется заниматься. А может он занят на уроке какими-то своими мыслями». (Тут важно заметить, что Гриша видит возможности товарища, верит в его ум и способности как неоценимое достоинство).

Так Гриша выяснял для себя, что ему нравится и что не нравится в товарищах. В размышлениях о поведении товарищей как бы складывалось его жизненное кредо — не только целая система требований к поведению и качествам товарища, но и оценка своих собственных достоинств и недостатков.

Внимание Гриши привлекали и ребята выделяющиеся среди одноклассников высоким уровнем развития, начитанностью, сообразительностью.

У Гриши появилось много друзей, и то, что усваивалось в общении с ними, становилось принципом его поведения. Ориентируясь на товарищей, подражая им, он воспитывал в себе те качества, которые особенно: ценились друзьями. Именно это вскоре позволило ему самому стать одним из самых авторитетных ребят в классе — он сам стал образцом для подражания.

Результат — авторитет Гриши в классе резко возрос, но теперь он уже был основан не только на оценке взрослых, а на уважении товарищей. Став по-настоящему авторитетным среди ребят, Гриша очень дорожил и своим положением в классе, и отношением к нему товарищей.

История Гриши — яркий пример того, как иногда труден и мучителен путь подростка к сверстникам и как подросток, приняв требования коллектива, воспитывает в себе качества, соответствующие этим требованиям.

Было бы неверно думать, что проблема авторитета среди сверстников волнует только тех ребят, которые до вступления в пору отрочества имели какое-то удовлетворяющее их положение в коллективе, но по тем или иным причинам потеряли (или начали терять) его. Отнюдь нет. Для всех подростков проблема авторитета чрезвычайно значима, в той или иной степени она волнует всех ребят.

Вступление в подростковый возраст связано с ломкой отношений, с изменением поведения, с перестройкой внутреннего мира ребенка. У разных ребят это происходит по разному. Но ведь все эти разные ребята вместе и составляют тот «мир сверстников», большой или малый коллектив подростков, который сам находится в постоянном движении, изменении, вырабатывает свою систему оценок, критериев, требований, отношений. И изменения в личности каждого подростка, естественно, связаны с изменением требований коллектива. Именно общение со сверстниками побуждает подростка деятельно изменять себя, равняться на образец, подражать ему.

К порогу подросткового возраста дети подходят с разным запасом личного опыта, привычек, склонностей, каждый со своим набором индивидуальных особенностей. За 10—11 лет у ребенка успевают сложиться основные черты характера. Да и темпы развития тех или иных психических процессов — мышления, памяти, восприятия, воображения — у детей различны. Так что индивидуальные свойства ребенка весьма своеобразно окрашивают общие для них всех возрастные проявления, изменяя, и порой довольно существенно, внешнюю картину отрочества.

Но все-таки независимо от индивидуальных особенностей, от того, как шло развитие прежде, каждый подросток неизбежно проходит через приобщение к коллективу сверстников, открывая при этом для себя его значимость и важность.

Реклама:
return_links(1); ?>