Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Интересные статьи"

в раздел "Воля и характер"

в раздел "Познавательнй материал"

Индивидуальный подход в воспитании ребенка

От детства к взрослости

Взрослость в кривом зеркале

Итак, подросток хочет быть взрослым. Это нормальное и естественное желание. Готовясь к самостоятельной жизни, он набирает, по крупицам накапливает тот социальный опыт, который ему необходим.

Это и знания, без которых не обойтись в будущей деятельности, и соответствующие умения. Но социальный опыт не сводится только к накоплению знаний и умений. Встречаясь с людьми (и взрослыми, и сверстниками), общаясь с ними, подросток учится строить свои отношения, регулировать свое поведение, поступки, соотносить свои желания с желаниями окружающих, оценивать себя и других.

Становление взрослости подростка идет по разным линиям, начиная с самообслуживания и кончая зрелостью мышления. Что будет брать верх — хорошее или плохое, во многом определяется ориентирами, теми самыми образцами, идеалами, на которые равняется подросток.

А какой образец выбирает подросток, кому он подражает, в огромной мере зависит от нас, взрослых. И от того, каковы мы сами, каковы наши интересы, каковы цели нашей жизни. И от того, каков уклад нашей семьи и взаимоотношения в ней, как мы относимся к самому подростку. И от того, наконец, как мы управляем развитием и духовным ростом наших детей: какие желания и интересы у них формируем, какие стороны их личности развиваем, как и в какой мере участвуем в жизни наших детей.

Но для того чтобы управлять, надо знать многое: и самого подростка, и круг его друзей, и особенности отношений с ними.

...Женей командовали многие ребята. Он шел на поводу то у одного, то у другого, не имел своей линии поведения. Ребята относились к нему с изрядной долей презрения. В классе Женя играл роль шута — он непрерывно кривлялся, «острил», говорил глупости. С учением у него не ладилось — перебивался с двойки на тройку.

И опять-таки беда шла из семьи. Глава семьи — дед, суровый и властный. Основные методы воспитания детей и внуков — всевозможные наказания. Слово деда — закон. Нарушение этого закона влекло за собой немедленную кару.

С самого раннего детства Женя жил в условиях строжайшей регламентации и жесткого контроля, под постоянным страхом наказания. Ни один поступок его в школе или дома, будь то плохая оценка или опоздание с прогулки, не прощался.

Первые конфликты появились, когда мальчик вступил в пору отрочества. Его потянуло к друзьям, он стал использовать любой повод, чтобы уйти из дому, — врал, хитрил, изворачивался. Ложь раскрывалась, его наказывали, но он снова и снова, несмотря ни на что, уходил из дома. «Дома — мука, — говорил он, — идти не хочется. Все время пилят...» Под постоянным страхом наказания Женя врал, приспосабливался ко всем, и в конечном счете это стало, что ли, его второй натурой.

Личность коверкалась. Жесткость и авторитарность домашнего воспитания приводили к тому, что все шедшее от взрослых вызывало у Жени внутреннее сопротивление, и он уже вообще не разбирался, разумно требование взрослых или нет. Учился из-под палки. Его шутовство и кривляние стали своеобразной формой протеста, способом привлечь к себе внимание товарищей, показать им себя, свою смелость, независимость, т. е. именно те качества, которые столько лет выбивались из него, искоренялись всем укладом жизни в семье.

Где тут говорить о понимании особенностей подростка, вдумчивом отношении к его потребностям, когда не было элементарного уважения, необходимого в отношении к ребенку любого возраста! Ни о каком взаимопонимании, ни о каком положительном воздействии на внутренний мир подростка здесь не могло быть и речи.

Однако не следует думать, что только такие крайности могут приводить к искажению личности подростка.

Сложности возникают и в самых, казалось бы, благополучных семьях, где родители не только заботятся «о хлебе насущном» для своих детей, но и вроде бы думают о том, как, какими путями помогать становлению человека, как относиться к ребенку, как помогать ему взрослеть. К сожалению, не все родители находят правильные пути и, руководствуясь даже самыми лучшими намерениями, допускают подчас труднопоправимые ошибки.

Нередко бывает так. Родителей радует, что дети окружены друзьями и что у них с ними хорошие отношения. Но вот компания друзей — в доме. Комната превращается то в море-океан, то в экспресс дальнего следования. Все переворачивается вверх дном. Мама сначала терпеливо сносит это. Но потом терпению приходит конец, и тогда в ход идет резкий окрик.

До поры до времени такая непоследовательность поведения родителей не подвергается критической оценке детей.

У подростков все иначе. Они становятся болезненно чуткими к отношению отца и матери, обидчивыми, критичными, могут быть грубыми. На замечания отвечают резко, всякое повышение тона вызывает еще больший протест, упрямство, непослушание. Ребята становятся замкнутыми, исчезает былая ясность и доверчивость, простота в отношениях. Сын перестает ходить с матерью в кино, музеи, театры. На все ее предложения пойти куда-нибудь вместе отвечает одно: «Мне не хочется», — и мать понимает, что это означает: «Не хочется с тобой». У дочери резко изменяется настроение, она становится мрачной, подавленной, раздражительной. Родители порой уже собираются показать подростка врачу, не понимая того, что изменения в поведении и настроении ребенка вызваны их собственным поведением по отношению к нему.

Многие родители непоследовательны в своем отношении к детям. С одной стороны, они принимают и поощряют возросшую самостоятельность подростка (и этим способствуют выработке у него отношения к самому себе как к взрослому), а с другой стороны, сами же все это разрушают, прибегая к жестким формам контроля, оскорбительным запретам или насмешкам, ранящим самолюбие.

У детей этого возраста отношения со взрослыми уже не могут строиться так, как они строились раньше. Подростки не просто подчиняются, они думают, размышляют о том, что и как требуют взрослые, обоснованны ли эти требования. Все чаще от них можно слышать: «Зачем?», «Почему?» Возрастают и углубляются переживания по поводу несправедливости взрослых. Ребята бурно восстают против отношения к ним как к маленьким, протестуют против отсутствия уважения и доверия, против нажима и ущемления чувства достоинства. Они хотят, чтобы считались с их желаниями, стремлениями, интересами.

Подросток хочет сам распределять свое время, выбирать себе занятия, друзей, хочет сам оценивать себя и других. Подросток переосмысливает свои отношения со взрослыми, он требует новых прав для себя и вместе с тем ограничивает в правах взрослых.

Вследствие неправильной позиции родителей подросток часто уходит от взрослых, уходит из-под их контроля и влияния в мир сверстников. И только в этом мире сосредо-точивается и замыкается жизнь подростка: там он ищет и находит образцы для подражания, интересы и занятия, друзей и врагов. При таком характере взаимоотношений взрослый лишен всякого доступа в этот мир, который становится для него непознаваемым и неуправляемым.

Реклама:
return_links(1); ?>