Логотип Логотип 2

на главную

Как составляется план для запоминания? Из чего он состоит?

Для того чтобы составить план для запоминания, нужно прежде всего попытаться произвести смысловую группировку материала. Другими словами, надо мысленно разбить запоминаемый текст на группы мыслей, объединенных между собой общим смысловым содержанием, одной, хотя бы и маленькой, темой. Быть может, уже при чтении удастся отметить, где кончается один смысловой кусок и где начинается новый. Но, если материал сложный и смысловую группировку его сделать трудно, придется изменить порядок изложения материала.
Производя смысловую группировку, мы тем самым подготавливаем другой важный процесс, обеспечивающий запоминание,— выделение смысловых опорных пунктов. Такими опорными пунктами чаще всего являются названия разделов материала, основные определения, формулировки, заключающие в себе в сжатом, сокращенном виде самое существо того, что подлежит запоминанию. Иногда «опорными пунктами» становятся легко запоминающиеся «вехи» (отдельные яркие образы, имена, выражения), которые помогают усвоить связанные с ними мысли и переходы от одних частей текста к другим.
Вот передо мной такой план, состоящий из опорных пунктов различного типа, явившихся результатом смысловой группировки исторического материала Великой Отечественной войны. Привожу его полностью: «Наступление немцев на юго-востоке (июль 1942 г.). Нет второго фронта. Их цели (Кавказ, нефть, хлеб Кубани, Волга, возможное вмешательство Турции, обход Москвы с востока). Их силы (оголение других фронтов, свыше 50% танков, около 40% пехоты). Временный успех противника (прижаты к Волге, бои в городе).
Героизм наших («стоять насмерть», дом Павлова, переправа, уличные бои). Подготовка контрнаступления (противник обескровлен, фланговый обход, пущены резервы, плотность артиллерии). Контрнаступление, ноябрь (Калач, встреча армий Рокоссовского, Ватутина и Еременко, кольцо замкнулось). Котел, декабрь (плен 22 дивизии, 300 тысяч, «фельдмаршал на час», траур). Перелом в ходе войны».

В этом плане подчеркнуты основные опорные пункты для запоминания и воспроизведения, в скобках же даны опорные пункты внутри основных смысловых групп.
Разумеется, это «план для себя» — другому было бы затруднительно рассказывать по этому плану. Но тот, кто производил смысловую группировку, изучая исторический материал, отлично знает, о чем должны напомнить эти ставшие опорным пунктом запоминания отрывочные слова: «свыше 50% танков» (это означает, что за счет перебросок из Франции, Италии, Венгрии, а также с других участков фронта немецкое командование к началу наступательных операций под Волгоградом сумело развернуть около 53% танковых и моторизованных соединений, действовавших на всем советско-германском фронте), «фельдмаршал на час» (Гитлер присвоил командующему немецкой группировкой генерал-полковнику Паулюсу звание фельдмаршала); «траур» (по приказу Гитлера в связи с сокрушительным поражением фашистских войск в Германии был объявлен всеобщий траур) и т. п.
Таким образом, короткий, всего в несколько строчек, план может быть легко развернут в содержательный и довольно подробный рассказ. Ценность такого плана в том, что он вскрывает внутренние закономерные связи, логические отношения между тем, что подлежит запоминанию, и тем самым способствует сохранению материала в памяти.
По данным одного эксперимента, при запоминании без плана было забыто через 9 дней 43,2% учебного материала, а при запоминании с планом оказалось забыто 24,8%, т. е. в два раза меньше.
Даже если план забыт и человек, его составлявший, не может вспомнить пункты и разделы, тем не менее благотворное влияние самой работы по составлению плана продолжает сказываться на результатах запоминания. Эксперименты показали, что испытуемые, которые составляли план, но вспомнить его не могут (или плохо его помнят), все-таки значительно лучше воспроизводят учебный материал по сравнению с теми, кто никакого плана не составлял.
Таким образом, ясно, что не столько результат составления плана (бумажка с двумя-тремя десятками слов), сколько сама деятельность по логическому расчленению материала, нахождению внутренних связей, причинных зависимостей, без которой ни толкового плана, ни конспекта не составишь, играет важнейшую роль при запоминании.

Основное условие сохранения в памяти мыслей и впечатлений — отчетливое понимание того, что воспринимается и запоминается (например, физический опыт). Хорошо понятая теорема, над чертежом и доказательством которой пришлось самостоятельно подумать и, может быть, основательно «попотеть» и «помучиться», запоминается точно и прочно, порой на всю жизнь. И что особенно важно, если она даже и оказывается забытой из-за долгого отсутствия повторений, восстановление ее в памяти происходит легко и быстро. Сказанное относится к любому теоретическому и практическому материалу.
Явно неразумно поступают те, кто вместо того чтобы понять, например, взаимодействие частей изучаемого механизма, вдуматься для этого в его описание, внимательно рассмотреть чертежи, а затем и сам механизм в натуре, всё же предпочитают «зазубривать» соответствующие страницы книги или инструкции, повторяя многократно все одни и те же фразы, всё в той же последовательности. А впоследствии на экзамене или при работе на производстве оказывается, что самое главное забыто, а какие-то мелочи и второстепенные детали упорно всплывают в памяти.
Чем же объяснить, что столь явные преимущества логического запоминания не мешают многим продолжать пользоваться непроизводительным и бессмысленным «зазубриванием»? Причина здесь в том, что хотя осмысленное запоминание и дает лучшие результаты, оно сложнее механического. При меньшей затрате времени оно требует от человека значительной внутренней активности, вдумчивости, анализа запоминаемого материала.
Итак, в противоположность механическому, смысловое, или логическое, запоминание является высшим видом запоминания, верным союзником человека в учении, практической деятельности, повседневной жизни. Только в том случае, если исчерпаны все возможности осмыслить материал, который необходимо запомнить, а с таким материалом мы встречаемся крайне редко, можно прибегнуть к какому-нибудь мнемотехническому (вспомогательному, искусственному) приему или перейти к механическому заучиванию.
Смысловое запоминание, как и механическое, не может обойтись без повторения. Разница, однако, в том, что при смысловом заучивании — повторение уже второй этап, а при механическом — повторение и первый и последний этап заучивания. Да и повторять нужно, что говорится, «с умом», действуя не столько «числом» повторений, сколько «умением» повторять. В том, что и повторять надо умеючи, убедиться нетрудно.

Специальные опыты показали, что гораздо более целесообразно не просто повторно воспринимать материал (например, вновь и вновь перечитывать стихотворение), а как можно раньше переходить к попыткам его воспроизвести, вспомнить.
И не беда, если мы будем заучиваемый материал воспроизводить с ошибками, допуская неточности. При попытках хоть частично воспроизвести текст легко можно заметить более трудные для точного запоминания выражения, обороты и целые крупные «куски» и, заметив, дополнительно их повторить. А при простом механическом повторении равное время и равные усилия тратятся и на трудное и на легкое, хотя легкий материал часто ни этого времени, ни этих усилий не стоит.
Так, одной из двух групп учащихся было предложено усвоить определенный материал лишь путем четырехкратного восприятия. Другой же группе испытуемых было предложено тот же материал два раза прочитать и два раза воспроизвести (вперемежку). В результате эксперимента выяснилось, что использование второго приема значительно повышает продуктивность запоминания. Вот некоторые цифры: первая группа воспроизводила через сутки в среднем 30,0%, вторая группа —78,5% материала, первая группа через 10 дней — 25,5%, вторая группа — 57% материала.
Даже хорошо понятые и один раз правильно воспроизведенные мысли или факты без повторений забываются. Как сама школа, стара поговорка «Повторение — мать учения».
По данным одного эксперимента, без повторений в первый день сохранилось 77% запоминавшегося материала, через 3—4 дня — 66%, через 1 месяц — 58%, через 6 месяцев — 38%. При наличии повторений в те же сроки: 88% — в первый день, 84% — через 3—4 дня, 70% — через месяц, 60% материала — через 6 месяцев.

Какой вывод следует из этого? Во-первых, повторение необходимо не только для того, чтобы запомнить материал, но. и для того, чтобы сделать это запоминание прочным, оно необходимо для закрепления заучиваемого. Во-вторых, забывание идет особенно интенсивно именно в первые дни, а потому-то и повторять гораздо продуктивнее в первые дни, пока материал еще не забыт, повторять, что называется, «по горячим следам».
Для закрепления и глубокого усвоения материала полезно вносить разнообразие в самый процесс повторения. С этой целью формулировки законов, определения основных понятий лучше повторять без изменений, но рационально в некоторых случаях менять порядок изложения иллюстрирующих мысль примеров, конкретных условий и величин. Перечитывание и сравнение аналогичных глав в различных учебниках и руководствах, решение внешне несходных задач того же типа, пользование неодинаковыми чертежами и разными способами доказательства при повторении тех же теорем — все это вносит разнообразие в закрепление изучаемого материала в памяти.
Следует знать, что однообразные, непрерывные повторения вызывают тормозное состояние в многократно возбуждаемых группах нервных клеток мозговой коры. В некоторых случаях происходит распространение (иррадиация) торможения по всей коре, вызывающее торможение и подкорковых центров. Вследствие этого наступает сонливость и общее притупление психической деятельности. Все это еще раз заставляет напомнить о том, что количество повторений — это не залог качества запоминания. Меньшее количество повторений при соблюдении определенных условий может дать лучший результат, чем гораздо большее их количество в других условиях. Таким образом, повторение когда «мать», а когда и «мачеха» учения.
Нам остается сделать еще одно, последнее замечание. Повторение необходимо для закрепления заучиваемого в памяти. Но все-таки лучший способ запомнить и надолго сохранить в памяти — это попытаться практически применить те знания, которые мы стремимся усвоить. На этот счет метко выразился один видный советский ученый, сказав: «Настоящая мать учения не повторение, а применение». Сейчас, когда в школах широко проводится производственное обучение, на практике закрепляющее теоретические знания молодежи, об этой истине нам всем не следует забывать.
Итак, для того чтобы повысить продуктивность своей памяти, надо уметь правильно организовать заучивание, и повторение. Но исчерпывается ли этими рекомендациями вопрос о том, можно ли усовершенствовать и развить память? Нет, не исчерпывается.
Давно уже установлена важная закономерность памяти: на продуктивность запоминания влияет тот материал, который запоминался раньше. То новое, что подлежит запоминанию, должно быть обязательно связано со старым, должно на него опираться, находить в нем прочный фундамент. Чем больше мы уже знаем, тем легче нам приобрести новые знания, тем прочнее они будут, тем органичнее вплетутся они в наш прошлый опыт, отражаемый памятью. Именно об этом говорил В. И. Ленин, когда подчеркивал, что не «зубрежкой», а «знанием основных фактов» следует «развить и усовершенствовать память каждого обучающегося».

Реклама: