Логотип Логотип 2
загрузка...

на главную

Об утопиях

В 1516 г. была издана английским философом Томасом Мором «Золотая книга, столь же полезная, как и забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове Утопии. В ней описывались порядки и общественное устройство острова Утопия, где установлена социальная справедливость, а граждане достигли благоденствия.
В этом романе соединились замечательное прозрение относительно будущего общества с наивной идеализацией средневековья. «Утопия, — пояснял В. И. Ленин,— есть слово греческое: «у» по-гречески значит «не», «топос» — место.
Утопия — место, которого нет, фантазия, вымысел, сказка. Утопия в политике есть такого рода пожелание, которое... не опирается на общественные силы и которое не подкрепляется ростом, развитием политических, классовых сил».
Утопия Томаса Мора не была первой и не стала последней. Задолго до Мора сложились утопические представления о Государстве Солнца у античных писателей Ямбула, Диодора и других. После романа Мора появились социальные утопии Бэкона «Новая Атлантида», Кампанеллы «Город Солнца», Кабе «Путешествие в Икарию» и др.
Общее свойство всех этих благородных, но несбыточных мечтаний заключалось в полном отрыве теории от практики, в непонимании законов исторического развития, а потому и в бесполезности их для переустройства общества.
И все-таки человечество благодарно этим замечательным мечтателям, заглянувшим далеко в будущее и увидевшим неясные контуры бесклассового общества. Замечательный скульптор Сергей Коненков посвятил утопистам следующие слова: «Движущую силу мечты трудно выразить в математической формуле или изобразить графически, но несомненно, что мечта там, где бурлит и побеждает разумная человеческая мысль.
Знаменосцы человечества отважно глядели вперед, с титанической устремленностью раскрывая тайны будущего. Они шли на невероятные муки, но невзгоды, огонь и виселицы не смогли победить их надежду и веру. Славный сын Англии Томас Мор. казненный по приказу короля на плахе, в своей «Утопии» предвидел время, когда «утопийцы» при ограниченном рабочем дне достигнут полного изобилия. Больше трех столетий отделяет нас от дней, когда жил и мыслил неукротимый доминиканец Кампанелла, создавший во время своего тюремного заключения одну из первых коммунистических утопий. Свою мечту о государстве будущего он назвал «Город Солнца». Сколько поэзии, величественной музыкальности, а главное, глубины в этом символическом названии! Всё живое тянется к солнцу. Солнце — это свет и радость. В «Городе Солнца» живут люди освобожденного труда. Солнечные лучи выражают собой идеалы коммунизма.
Мечта Кампанеллы о золотом веке, когда «раем станет бытие», — это не только аллегория, а прежде всего гениальное предвидение того времени, когда восторжествуют разум и знание; счастье, искусство и доброта распространятся среди всего людского рода».
Фантастические, утопические учения пробуждали в людях благороднейшие мысли и жажду борьбы за торжество справедливости В этом отношении, несмотря на свою оторванность от реальности, утопии близки к мечте активной, участвующей в переустройстве мира, хотя и не вполне совпадают с ней.
Благоговение перед писателями-утопистами, жившими на заре научного социализма, не мешает нам со всей нетерпимостью относиться к утопическим мечтаниям, которые противопоставляются революционной практике, когда пришла пора изменить мир не в мечтах и грезах, а на деле.
Господа! Если к правде святой
Мир дорогу найти не умеет,—
Честь безумцу, который навеет
Человечеству сон золотой...—
говорит Актер в пьесе А. М. Горького «На дне».
Русским людям, как и великому гуманисту Горькому, чужда подобная психология «утешительства»: она размагничивает человека, обезоруживает его перед лицом трудностей, заменяет борьбу за лучшее будущее пустыми мечтами о нем.

Реклама: