Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Интересные статьи"

в раздел "Воля и характер"

в раздел "Познавательнй материал"

Потребность в поиске и познавательный интерес (ч.2)

Конечно, дети должны быть дисциплинированными, воспитывать в себе силу воли и чувство долга. Но достаточно ли сказать ребенку, каким он должен быть, чтобы он таким стал?

В реальной жизни становление воли и чувства долга у растущего человека так же мало регулируется разговорами о том, что «ребенок должен», как ощущение сладости в известной восточной пословице: «Сколько ни кричи «халва! халва!»—во рту сладко не станет». Поэтому рассчитывать на сознательное отношение детей к учебным обязанностям как на готовую почву для длительного и сложного учебного труда было бы опрометчиво. Нельзя забывать, что у ребенка гораздо меньше, чем у взрослого, развиты воля и сознательность. У него гораздо более туманное представление о сладких плодах учения, чем у нас. У него еще очень слабо развиты произвольное внимание и произвольное запоминание, необходимые для того, чтобы учиться, если учеба не захватывает сама по себе. Более того, природа отпустила ему намного меньше работоспособности, чем требует от него школа в условия сложившихся в ней форм работы. Даже если не только учителя и родители, но и он сам будет постоянно твердить себе слово «должен», то все равно рано или поздно наступает момент, когда он перестает следить за происходящим на уроке и погружается в дремоту с открытыми глазами, «отключается» или начинает вертеться на парте, смеяться, тормошить соседа.

В таких случаях мы считаем, что он ленивый, несобранный, неорганизованный, но мы не задаем себе того мудрого вопроса, который задал Маленькому принцу король крошечной планеты: «Если я прикажу какому-нибудь генералу порхать бабочкой с цветка на цветок, или сочинить трагедию, или обернуться морской чайкой и re-1 нерал не выполнит приказа, кто будет в этом виноват: он или я?»
Если же все-таки представить себе такого чудо-ребенка, который выполняет и выучивает все, что от него требуется, добросовестно, но без всякого увлечения, то мы столкнемся с одним из самых печальных явлений в школе— с формальными знаниями. А ведь знания, усвоенные без интереса, не окрашенные собственным положительным отношением, не становятся активным достоянием человека. Они остаются мертвым грузом, не пригодным к применению, т. е. к тому, во имя чего их стоит приобретать. Трудно представить, что такое обучение может способствовать развитию творческого ума.

«Большая ошибка думать, что чувство долга и принуждение могут способствовать находить радость в том, чтобы смотреть и искать», — писал Альберт Эйнштейн.
Даже самая добросовестная, самая что ни на есть «пятерочная» учеба, не наполненная интересом, а «вымученная» из чувства долга, причиняет немалый ущерб становлению личности человека, затрудняет его выход в самостоятельную жизнь. Вспомним сцену бунта отличницы на выпускном вечере, описанную В. Тендряковым в повести «Ночь после выпуска». Предоставляя слово девочке, которая была гордостью школы, учителя ожидали от нее слов любви и- благодарности. Но услышали совсем не то.

«Люблю ли я школу? — Голос звенящий, взволнованный.— Да, люблю! очень!.. Как волчонок свою нору... И вот нужно вылезать из своей норы. И оказывается — сразу тысячи дорог!.. Тысячи!.. — По какой мне идти?.. Надо идти, а не могу, не знаю... Школа заставляла меня знать псе, кроме одного — что мне нравится, что я люблю. Мне что-то нравилось, а что-то не нравилось. А раз не нравится, то и дается трудней, значит, этому ненравящемуся и отдавай больше сил, иначе не получить пятерку. Школа требовала пятерок, я слушалась и... и не смела сильно любить... Теперь вот оглянулась, и оказалось — ничего не люблю. Ничего, кроме мамы, папы и... школы. И тысячи дорог — и все одинаковы, все безразличны... Не думайте, что я счастливая. Мне страшно. Очень!»

«Размыкание» между учебой и жаждой знания накладывает тяжелый отпечаток на всю внешкольную жизнь ребенка и подростка и на его дальнейшее послешкольное существование. У ребенка, которому школа не привьет интереса к умственному труду, не возникнет желания углублять свои знания, не разовьется любовь к интеллектуальному напряжению, его жизнь не будет окрашена радостью познания. И кто знает, по каким путям поведет школьника его естественная возрастная активность, если она не будет направлена никакими умственными интересами. Не она ли толкает подростков к алкоголю, наркомании и преступности?

Продолжение

Реклама: