Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Интересные статьи"

в раздел "Воля и характер"

в раздел "Познавательнй материал"

«Что наша жизнь? Игра» (ч.1)

«Без игры ребенок не может нормально расти и развиваться так же, как и нормальный взрослый человек не может существовать без труда, — писал В. Н. Сорока-Росинский. — Игра для ребенка не забава, а естественное превращение духовных и физических сил в действия, в вещи. Энергия ребенка требует выхода, и он играет... Младшие и средние классы школы — это время упоительных игр».

Во что играют дети? Чаще всего во взрослых. Укладывают ли они куклу спать, делают ли укол плюшевому мишке, дают ли зеленый свет игрушечному поезду — все это игра во взрослого, разыгрывание «взрослой» жизненной ситуации, в которой ребенок одновременно сценарист, режиссер и актер.
Нужна ли такая игра во взрослого в учебной деятельности детей?

Интерес к обучению, как мы уже говорили, в значительной мере связан с тем, понимает ли школьник, зачем ему нужны те или иные знания, видит ли он возможность их применить. Если характер учебного материала таков, что ученикам понятно, зачем нужны получаемые знания и умения, заинтересовать детей намного легче.
А понятно ли ученику, зачем ему нужно вычислять место встречи двух пешеходов, идущих навстречу друг другу из пунктов А и Б, или подсчитывать, сколько воды в бассейне, в которую проведены две трубы? Ведь в жизни он с этим никогда не столкнется, а с физической точки зрения задачи о бассейне с двумя трубами просто неверны (это показано Я. И. Перельманом в «Занимательной физике»). Но если физическая, математическая или грамматическая задача получает игровое оформление, если, решая ее, ребенок включается в воображаемую взрослую жизненную ситуацию, то такая задача приобретает для школьника совсем другой смысл: от того, как он ее решит, в этой воображаемой ситуации что-то зависит.

Танк должен прийти на помощь группе наших бойцов, которые держат оборону, а дороги нет, впереди болото. Пройдет ли танк, выручит ли наших, или путь через болото невозможен и фашисты выиграют бой? Это физическая задача: исход боя зависит от величины давления, приходящегося на площадь опоры гусеницы танка. Но н л до ли говорить, что ученик будет решать такую задачу Гораздо охотнее, внимательнее и настойчивее, чем просто еще одну задачу «на давление».
В одном исследовании, посвященном роли игры в учебном процессе, приводится такой факт. Ученик никак не мог решить задачу, в которой требовалось подсчитать, сколько кирпичей надо погрузить в каждый грузовик. Тогда мальчик вообразил себя диспетчером стройки. Игра выручила: решение задачи стало жизненно необходимым, и в конце концов ученик с ней справился.

Возможность создать ситуацию игры дает любой учебный предмет, даже такой сухой, как грамматика. Например: представь себе, что ты редактор и отвечаешь за выпуск очередного номера газеты, а в текст вкрались ошибки; найди их и исправь. Или: ученые по скелетам давно вымерших животных восстанавливают их облик, а можешь ли ты по схеме предложения воссоздать его облик (т. е. сказать, простое оно или сложное, сложносочи-ненное, сложноподчиненное или сложносочиненное с подчинением, сколько в нем главных, сколько придаточных и т. д.)?
Однажды мы предложили девятиклассникам тему сочинения «Мой спор с Базаровым об искусстве, природе и любви». Каждый ученик должен был сам придумать ситуацию, в которой он мог бы оказаться собеседником Базарова, и роль, которую он при этом будет играть. Эти сочинения, в которых литературный анализ соединялся с работой воображения, с игрой, оказались очень интересными.
Одна девятиклассница представила себя уездной барышней прошлого века. Она встречается с Базаровым на балу в губернском городе. Ее спор с Базаровым получается не очень оживленным: в ответ на ее попытки защитить красоту и любовь Базаров свысока небрежно цедит, что все это «чушь, белиберда, романтика». Но в это время лакей докладывает о приезде Одинцовой, и Базаров, забыв о своей собеседнице, как ветром подхваченный, устремляется навстречу Анне Сергеевне.

Продолжение

Реклама: