Логотип Логотип 2

на главную

Подросток идет в театр... А вы?

Возможности театра как мощного средства воспитания школьников издавна привлекали к себе видных деятелей культуры, просвещения, педагогов-практиков.

С первых лет существования советской школы театр был включен в общую систему учебно-воспитательной работы. С тех пор произошли грандиозные преобразования в жизни нашей страны, в жизни школы. У театра появились такие мощные «соперники», как кино и телевидение. Однако знание театра в решении задач всестороннего развития школьников не только не уменьшилось, а даже возросло, потому что сегодня театральное искусство во всем многообразии своих средств и форм (непосредственно и с помощью телевидения и кино) фактически оказывает огромное влияние на сознание, чувства, вкусы, формирование эстетического отношения к действительности детей и юношества. Однако приобщение к театру зачастую протекает стихийно, в должной мере не осознается ни самими школьниками, ни их родителями, ни учителями. Между тем нельзя забывать, что общение с искусством, независимо от того, происходит оно осознанно, целенаправленно или бессознательно, случайно, непременно оставляет свой след в сознании человека.

В школьные годы дети в той или иной форме знакомятся с театром: через театральную самодеятельность в качестве ее непосредственных участников или в качестве зрителей.

В нашей стране впервые в мире созданы профессиональные театры для детей, учитывающие возрастные особенности своего зрителя, его запросы и интересы. В репертуаре драматических музыкальных театров для взрослых имеются спектакли, которые специально адресованы школьникам либо с равным интересом смотрятся подростками, юношеством и взрослыми.

Безмерно расширились возможности знакомства детей и взрослых с театральным искусством благодаря средствам массовой коммуникации. Так, телевидение является одновременно и пропагандистом лучших профессиональных и самодеятельных коллективов, и создателем новой формы театрального спектакля — телепостановок.

Миллионную аудиторию юных слушателей имеет и такой особый вид театра, как детский радиотеатр. Одно из главных выразительных средств, с помощью которого драматический актер создает сценический образ,— действенное звучащее слово — приобретает свое исключительное значение именно в радиоспектакле. И, следовательно, требует к себе особого внимания от слушателей — требует максимальной активности образного мышления, воображения, чуткости к богатству интонационного звучания человеческой речи.

С искусством театра знакомит школьников и искусство кино. Существует немало фильмов-спектаклей, фильмов-концертов, знакомящих школьников с образцовым сценическим воплощением классических произведений.

Говоря о приобщении к театру, нельзя недооценивать и различные средства художественной пропаганды театрального искусства, которым пользуются радио и телевидение,— беседы о театральном искусстве, сопровождающиеся грамзаписями, демонстрацией изобразительных материалов, запечатлевших сцены из отдельных спектаклей, процесс работы режиссера с актерами, рассказы современников о творческом труде выдающихся мастеров сцены.

Детские библиотеки могут предложить своим читателям-подросткам немало любопытных книг о театре.

Театр — искусство синтетическое, одновременно воздействующее на зрителей словом, действием и пластикой актера, цветом, светом, музыкой, изобразительно-художественным решением сценического пространства и другими средствами. Синтетичность театрального искусства определяет возможность многостороннего его воздействия на подростков.

Подростки — очень активные и непосредственные зрители. Отчасти именно поэтому они многое в спектакле воспринимают даже острее и ярче, чем взрослые; порой они запоминают множество подробностей, на которые взрослые почти не обращают внимания. Остро переживая происходящее с героями, подросток вместе с ними ищет выход из трудного положения, т. е. активно мыслит, чувствует, дополняет своим воображением то, что видит на сцене.

Однако, воспринимая спектакль очень непосредственно и эмоционально, подросток порой не успевает и далеко не всегда умеет сразу охватить общий смысл и логику развития того или иного события, характера, отделить главное от второстепенного. Отчетливо запоминая множество деталей той или иной сцены, он иногда совершенно забывает о некоторых других важных эпизодах, помогающих тоньше и глубже воспринять идейно-художественный смысл спектакля в целом.

В иных случаях подросток, наоборот, довольствуется тем, что ухватывает в спектакле лишь схему событий, пропуская психологические оттенки, подтекст в речи и действиях героев, не обращая должного внимания на своеобразие художественного изображения того или иного факта.

Таким образом, у подростков имеются возможности полноценно воспринимать доступный им спектакль как целостное художественное произведение, осмысливать его идейно-художественную суть. Но эти возможности необходимо развивать, направлять.

Спектакль «дозревает» дома, считал В. И. Немирович-Данченко. Более того, его воздействие будет тем глубже, чем прочнее представления, идеи, образы, вызванные им, войдут в сознание человека, в его опыт. Когда речь идет о юном зрителе, то проблема «дозревания» спектакля приобретает особое значение. Но для этого очень важно, чтобы на спектакле рядом с подростком были его родители. Но вошли ли такие совместные посещения театра в наш семейный быт?

К театральному подъезду подходит группа подростков — шумно, оживленно разговаривают, смеются... Спросим: «Ребята, вы в театр?» — «Да».— «А на какой спектакль?» — «Не знаем, нас классом ведут...»

«Ведут», да, именно ведут, как ни горько это слышать, но так бывает, и довольно часто. Встреча с театром оборачивается мероприятием, да еще таким, которое не вызывает активного интереса: ведут — надо идти. Ведут в обязательном порядке «потреблять» искусство.

А ведь искусство призвано взволновать сердце, растревожить ум, тем самым обогатить интеллектуальный и эмоциональный, а значит, и жизненный опыт человека.

Театр воспитывает в юном зрителе чуткость к природе театральной условности, будит воображение, фантазию, заставляет задуматься о долге и необходимости быть человеком, об ответственности каждого за все, что происходит на земле.

Приобщение ребенка к театру должно быть заботой не только самого театра, но и школы, и семьи. Поток разнообразной информации, кинематограф и телевидение — все это вошло в жизнь юных и не всегда умело, с умом используется. Нас тревожит прогрессирующая в детях «всеядность». Они научились «съедать» все без разбора, а главное, не затрачивая сил на эмоциональный отклик, реакцию, оценку. Такое поверхностное восприятие снижает уровень сопереживания, а значит, и возможный эффект воздействия театра на зрителя. Нередко на вопрос: «Понравился вам спектакль?» — можно услышать ответ: «Нормально!» А что взволновало, о чем заставил он задуматься, с чем не согласиться? Добиться ответа на эти вопросы чрезвычайно трудно. Почему? Одна из причин в своеобразной «перекормленности» современного ребенка теле- и ра-диопередачами, кинофильмами. «Богатство» впечатлений таково, что дети перестают удивляться — они все могут объяснить, даже теоретически обосновать: восход и закат солнца, грозу и весенние разливы, жизнь и смерть, любовь и ненависть...

Конечно, это хорошо, что современные подростки много знают, но подчас эта информированность может лишить человека свежести чувствования, обеднить душу. А театру в этих условиях особенно сложно искать путь к сердцу такого юного всезнайки, искать то, что способно противостоять сухости ДУШИ.

Знаем ли мы своих детей, будь то сын, дочь или ученик? Некоторым этот вопрос может показаться странным. Но с уверенностью никто из нас не сможет сказать: «Да!» Можно предполагать, догадываться, надеяться, но знать с точностью... А стремиться узнать, понять должно! И в современных условиях театр детства все чаще выступает как своеобразный посредник между миром детей и взрослых, как проповедник идей и проблем детства. Театр нужен взрослым. И взрослые нужны детскому театру точно так же, как они нужны самим детям.

Если мы серьезно озабочены тем, какими вырастут наши дети, необходимо думать и об отношении к искусству тех, кто их воспитывает, растит. О месте искусства в семье, в повседневной жизни детей дома. О том, как велика может — и должна! — быть роль искусства в установлении и регулировании отношений между взрослыми и детьми. Ведь нередко в семье, где все, казалось бы, пристойно, царит атмосфера разобщенности, холода. Дети это чувствуют куда быстрее, чем может показаться: «Мы делаем для него все. Все даем, все покупаем... Что ему еще надо?» Малого! И очень многого! Вашего интереса к нему, общения с вами. Душевного тепла и близости.

...В театральном вестибюле, скучая, почитывая газеты, ведя «светские» беседы, сидят родители и ждут своих детей, чтобы отвести их домой. Попытаемся заговорить с этими «заботливыми» папами и мамами. Выяснится, что им не только не интересно, что именно смотрят их дети, но они подчас даже не понимают, чем может быть вызван этот интерес. И уж подавно не приходит им в голову, что спектакль они могли бы посмотреть вместе с детьми. А ведь спектакль, вместе просмотренный, может послужить прекрасным поводом для подлинно сердечного, задушевного разговора. Искусство способно помочь отцу и сыну лучше понять друг друга. Оно дает живой повод для столь дорогого сегодня общения. И, если хотите, может укрепить семью. Какая прекрасная, удивительная атмосфера возникает в театральном зале, когда в нем сидят зрители и юные, и умудренные опытом! Искусство учит, возвышает и тех, и других, но эффект воздействия его несравненно возрастает, когда они вместе смотрят спектакль, волнуются, сопереживают.

Закономерна тенденция в деятельности современного детского театра, которая определилась за последние годы. Она выражается в активном приобщении педагогов и родителей к проблемам, которые тревожат детский театр, к тем задачам, которые он ставит и решает.

Давно замечено: когда дети приходят в театр всем классом или, иначе говоря, у них культпоход, то впечатления от спектакля, к сожалению, резко снижены. Это относится, в первую очередь, к подросткам — ученикам V—VIII классов. Сердце и душа юных зрителей порой в этой ситуации оказываются невосприимчивыми к тому, что происходит на сцене. Ребята переговариваются, шумят, смеются, когда к этому нет никакого повода. Может быть, дело все в том, что многие стеснительны, стремятся скрыть свои истинные, искренние переживания от товарищей; отсюда и бесцельно дерзкие выходки, и показное невнимание. А когда свидание с театром персональное, то не нужно ничего скрывать — впечатление глубже, серьезнее, спектакль оказывает полноценное воздействие.

Вот на основе этих наблюдений театральные педагоги стремятся «формировать» смешанный по возрасту зрительный зал, когда рядом с юным зрителем его старший брат, друг, педагоги или родители. В некоторых театрах создали так называемые «семейные абонементы» для родителей с детьми от V до VIII класса. Такие абонементы пользуются большой популярностью. Зрители неожиданно для себя становятся близкими — они вместе пережили все, что на их глазах только что произошло на сцене. Пусть на короткие мгновения, но сроднились. И эти мгновения общения детей и взрослых, объединенных единой ролью зрителя, очень дороги.

Надо, чтобы все родители понимали это и сознательно шли в театр вместе со своими детьми, чтобы они искали духовного общения с ними в театре и через театр. Сегодня детский театр нужен взрослым не меньше, чем детям. Детский театр возвращает взрослых к детству. Они обращаются к лучшему в себе и становятся более чуткими, более отзывчивыми к своим детям.