Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Воля и характер"

О волевых усилиях и поступках (ч.3)

В этом простом рассказе подруги великого вождя трудящихся содержится по существу программа самовоспитания воли для каждого молодого человека. Тому, кто хочет стать волевым человеком, необходима дисциплинированность и выдержка всегда и во всем, и в большом и в малом.

Воспитание воли не должно быть самоцелью. Человек всегда должен отдавать себе отчет, для чего он стремится воспитать у себя волю и характер. Я когда-то читал рассказ об одном бедном французском чиновнике, который мечтал чуть ли не всю жизнь о поездке в Рим. Для того чтобы осуществить свою мечту, он терпел невероятную нужду, отказывал себе решительно во всем. Наконец он скопил необходимую сумму и отправился в долгожданное путешествие. Уже подъезжая к цели своего пути, он, разговорившись с попутчиками, рассказал им о своей жизни, похвастался своими исключительными качествами, и прежде всего своей сильной волей. «Хотите, я вам сейчас же, здесь же докажу, что у меня необыкно-венная воля?» — спросил он, войдя в азарт. И так как спутники промолчали, он разорвал свой билет, вышел на ближайшей станции, взял обратный билет и вернулся в Париж. И снова потянулись его безрадостные будни...
Что можно сказать о воле этого человека? Быть может, она у него и сильная, но ни он сам, ни его волевые качества не вызывают у нас уважения. Это какая-то неразумная, глупая, бессмысленная, нелепо направленная воля.
Великолепный образец такой тупой и неумной воли дает в рассказе «Железная воля» замечательный русский писатель Лесков, обрисовывая характер немца Гуго Пек-торалиса.

Итак, характеристику волевого поступка или качества надо давать с учетом его внутреннего содержания, с пониманием того, на что направлена воля человека.
А. С. Макаренко совершенно правильно указывал, что «нельзя приступить к воспитанию воли, если предварительно не разрешить вопрос, чем советская воля отличается от воли в буржуазном обществе», где она необходима человеку для подавления другого человека, где целеустремленность «направлена к лучшему куску общественного пирога».
Зарубежная литература открывает перед нами галерею образов волевых людей — от Вотрена и Растиньяка у Бальзака до Каупервуда у Драйзера, — но их воля имеет оборотной стороной внутреннюю опустошенность, цинизм и жестокость. Преодоление трудностей и борьба, которой заполнена жизнь этих людей, несмотря на их титанические усилия, органически не может дать им удовлетворения и счастья. В буржуазном обществе счастье одних людей неизбежно зиждется на несчастье других, борьба — если оставить в стороне революционную борьбу— это борьба одного человека с другими людьми и со всем обществом в целом за свое счастье, личное, узкое и непрочное благополучие.
В обществе, в котором мы живем, волевые качества личности человека: мужество, настойчивость, решительность и другие — формируются в иных условиях и приобретают иной смысл и значение. И дело не в том, что у советских людей все эти качества более интенсивно развиты или что у ярких представителей буржуазного.общества нет этих качеств — нельзя сказать, например, что тот же Каупервуд лишен мужества, настойчивости, ре-шительности.

«Самое важное, что мы привыкли ценить в человеке,—говорит А. С. Макаренко,— это сила и красота. И то и другое определяется в человеке исключительно по типу его отношения к перспективе».
Другими словами, сила и красота человеческой личности зависят от того, какие потребности преобладают у человека, какие цели он перед собой ставит: близкие это цели или далекие. А. С. Макаренко намечает три типа отношения к перспективе:
«Человек, определяющий свое поведение самой близкой перспективой, есть человек самый слабый. Если он удовлетворяется только перспективой своей собственной, хотя бы и далекой, он может представляться сильным, но он не вызовет у нас ощущения красоты личности и ее настоящей ценности. Чем шире коллектив, перспективы которого являются для человека перспективами личными, тем человек красивее и выше».

Таким образом, не может быть нами признан волевым человек, поведением своим выявляющий первый тип отношения к перспективе, какие бы при этом волевые поступки он ни совершал. Не способный в своих действиях учитывать перспективу, мечтать и планировать — это, в конечном счете, слабый человек.
Второй тип отношения к перспективе показывает нам типичного героя буржуазного общества, хорошо усвоившего его волчьи законы и преуспевающего в условиях этого общества. К сожалению, таких людей, преследующих карьеристские, стяжательские цели, можно найти и среди окружающих нас. Прав Макаренко, — мы, поражаясь иной раз их энергии и настойчивости, не видим ни красоты, ни ценности в их личности, в их поступках, направленных на приобретение благ для себя, и только для себя. Именно этот тип отношений к перспективе порождает стяжателей, накопителей, карьеристов, авантюристов и прочих «героев» не нашего времени и не нашей страны.
Человек, строящий коммунистическое общество, характеризуется третьим типом отношений к перспективе. В гармоническом слиянии его личных потребностей с потребностями коллектива, с интересами всего советского общества — залог силы и красоты его личности, ценности его волевых качеств и поступков.
Герои сегодняшнего дня — это люди, которые свой труд и свою жизнь посвящают светлому будущему всего человечества. Их поведение определяется моральным кодексом.

Моральный кодекс характеризует те черты личности, которые стремится выработать у себя каждый человек. Герои нашего времени — это наши славные космонавты, воины нашей славной армии, ученые, покоряющие атом, штурмующие целину, творцы небывалых уро-жаев; это наши спортсмены, отбирающие рекорд за рекордом у своих зарубежных соперников, артисты, покоряющие сердца слушателей и зрителей во всем мире. В буднях этих дел воспитываются черты людей будущего общества. Личная перспектива наших людей в своих основных чертах сливается с перспективой общества. Быть там, где труднее всего,— таков неписаный закон, по которому живут лучшие люди нашей страны. А поступать так мо-гут только люди с закаленной волей, которая направлена на осуществление великих планов построения коммунизма.
Воля — это власть над собой, над своим поведением, это уверенность в своем будущем, в своих силах, в своих возможностях.
Если человек, обладающий сильной волей, ответственно и точно взвесив все обстоятельства, принимает разумное решение и намечает цель, то нет такой силы, кроме смерти и разве что какого-нибудь стихийного бедствия или чего-либо вроде этого, которая помешала бы ему достичь этой цели. «Сильные переплывают море жизни, а слабые в нем купаются» — с этой поговоркой трудно не согласиться.
Но воля — это не только власть над собой, в известном смысле это и власть над другими людьми. Есть и такая сторона волевой деятельности, когда воздействие человека на другого принимает характер внушения.

Реклама: