Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Воля и характер"

О темпераменте (ч.2)

Для сангвиника вообще характерно «легкое» отношение к жизни. Чувства сангвиника недостаточно глубоки. Школьник-сангвиник бурно радуется хорошей оценке, но не очень огорчается, если получает плохую. Настроение у него преобладает веселое. Новым сангвиник заинтересовывается легко, но так же легко остывает и готов увлекаться еще чем-нибудь. Для сангвиников характерна общая подвижность и живость движений, богатая и выразительная мимика лица. Нет сомнений, что среди ваших знакомых вы найдете немало представителей этого типа темперамента.

Холерический темперамент... В точном переводе с греческого— «желчный». Мы и сейчас, характеризуя людей этого темперамента, говорим: желчный, раздражительный, вспыльчивый человек.
Перечисляя душевные свойства холерика, Стендаль пишет: «Повышенная впечатлительность, движения резкие и порывистые, впечатления столь же быстрые и столь же изменчивые, как у сангвиников, но, поскольку каждое впечатление отличается большой силой, оно приобретает теперь еще более властный характер. Пламя, пожирающее человека желчного темперамента, порождает мысли и влечения более самодовлеющие, более исключительные, более непостоянные. Оно придает ему почти постоянно чувство тревоги. Без труда дающееся сангвинику чувство душевного благополучия ему совершенно незна-комо; он обретает покой только в самой напряженной деятельности. Лишь при великих движениях, когда опасность или трудность требуют от него всех его сил, когда он в каждый миг вполне и целиком сознает эту опасность и трудность, может подобный человек наслаждаться существованием».
К этой превосходной характеристике трудно что-нибудь прибавить.

У холерика, действительно, чувства возникают так же быстро, как у сангвиника, но отличаются силой и продолжительностью. Ему во всем свойственна безудержность. Холерическим темпераментом наделен Макар Нагульнов в «Поднятой целине» Шолохова. Перечитайте, к примеру, сцену избиения Банника, который отказался свезти семенной фонд в общественный амбар и при этом допустил выпады по адресу власти.
Всё поведение Нагульнова показывает его горячий и безудержный нрав. Он не может сдержаться, хотя и делает попытку овладеть собой. Разумеется, не холеричность — причина этой вспышки ненависти и возмущения, и другие не оставили бы безнаказанным оскорбление власти трудящихся, но форму, которую она принимает, приходится во многом отнести за счет темперамента Макара.

К таким, как Нагульнов, представителям этого типа темперамента могут быть отнесены слова И. П. Павлова: «Это по преимуществу — исключительно боевой тип, но не тип повседневной жизни со всеми ее случайностями и требованиями» В самом деле, коннику-краснознаменцу Нагульнову было много легче в смертельном бою беспощадно рубить белых, чем в сложных условиях 1930 года проводить коллективизацию на Дону.
Нетерпеливость, вспыльчивость, страстность холериков причиняет зачастую немало неприятностей не только окружающим, но и им самим.
Прямую противоположность людям холерического темперамента составляют представители флегматического темперамента. Насколько быстро возникают чувства у первых, настолько медленно у вторых; насколько чувства сильны и бурны у холериков, настолько они слабы и вялы у флегматиков, насколько порывисты движения у холериков, настолько же медлительны у флегматиков.

Настроения флегматиков отличаются постоянством. «Люди этого темперамента понимают остроты только через четверть часа», — замечает Стендаль. И действительно, медлительны не только движения флегматика, но весьма замедленны и их мысли, переходы от побуждения к действиям. Заволжский помещик, увалень Мишука Налымов (А. Н. Толстой «Мишука Налымов»), отличается как раз такой флегматичностью.
Вот приходят к нему братья Репьевы, родственницу которых он обидел:

«Мишука засопел. Сергей, встав перед ним, спросил Нахально:
— Я бы хотел знать — что это все значит?
— То есть как это — что значит?
— Я спрашиваю: как понять твою наглость по отношению Веры?

Никита сочувственно закивал: так, так...
— Убирайся, послушай, к чертям, — сказал Мишука.
— С удовольствием. Предварительно нам только придется с тобой стреляться.
— Что? — Мишука привстал.

Но Сергей сейчас же ударил его по щеке. Мишука опять сел, страшно сопя,— начал расправлять локти, но соображение у него работало туго. — Ну, ну, — только сказал он.
Братья Репьевы озабоченно ушли.
Мишука, все свирепея, сидел на лавке, пот лился по его вискам и носу из-под фуражки... Наконец он замахнулся и со всей силы ударил по столу — доска треснула» ...

Только очень сильные впечатления могут вывести из равновесия человека флегматичного темперамента и заставить его бурно проявить свои переживания.
Четвертый вид темперамента — меланхолический. Чувства у человека меланхолического темперамента возникают медленно, но, возникнув, отличаются глубиной и силой, настроения же — большой устойчивостью. Мелан Меланхолик обычно весьма болезненно реагирует на обиды и огорчения (часто мнимые), замыкается в себя, застенчив, несколько замкнут. Мимика слабая, движения неуверенные, робкие. Одним словом, меланхолический темперамент, пожалуй, едва ли не самый несчастный среди других, ибо слишком многое, что не примет близко к сердцу сангвиник, сметет на своем пути холерик, не заметит или обойдет флегматик, болезненно ранит, травмирует чувствительную натуру меланхолика, заставит его страдать, сделает несчастным.
Из знакомых нам литературных героев к меланхолическому типу принадлежат Татьяна Ларина из «Евгения Онегина», княжна Марья из «Войны и мира», многие персонажи произведений Достоевского.

Впрочем, и в литературе и в жизни мы находим немало случаев, когда меланхоличность — это своего рода маска, которую надевает человек для того, чтобы придать значительность своим переживаниям, показать, что страдания и тоска для него — привычное состояние, что он чувствует глубже и тоньше, чем остальные.
В романе «Война и мир» рядом с княжной Марьей Болконской, у которой меланхолический темперамент составляет самое ее существо, Толстым выведена ее подруга Жюли Карагина. У Жюли напускная «меланхолия» была позой и игрой, правилам которой подчинялся Борис Друбецкой, несший при ней «тяжелую меланхолическую службу» в расчете на пензенские имения и нижегородские леса богатой невесты. Ее «меланхолия» исчезает немедленно после того, как Борис, опасавшийся конкуренции, поторопился с предложением.
Именно о таких людях пишет с презрением и гневом Флобер в письме к Луизе Коле: «Из того же теста сделаны все те, кто говорит об отлетевшей любви и могиле матери или отца, о блаженных воспоминаниях; те, кто целует медальоны, рыдает, глядя на луну, неистовствует от нежности при виде детей, млеет в театре, а на берегу моря принимает задумчивые позы. Комедианты, комедианты! Шуты! Трижды шуты, которым собственное сердце служит трамплином для разных достижений».

В жизни мы встречаемся с людьми, у которых одни черты темперамента выражены ярче, другие — слабее, они часто сочетаются, переплетаются с чертами другого темперамента. Но знание типов высшей нервной деятельности, в основе которых лежат темпераменты, облегчает понимание индивидуальных темпераментов. В этом смысл и значение учения о классических типах темперамента.
Очень редко можно оказаться в обществе людей, среди которых нам встретились бы одновременно представители всех четырех темпераментов. А это было бы очень заманчиво — посмотреть, как одни и те же жизненные обстоятельства заставляют уж очень по-разному реагировать людей разных темпераментов. Такую возможность представляют, между прочим, романы А. Дюма «Три мушкетера», «Двадцать лет спустя» и «Десять лет спустя». Там в исключительно острых ситуациях действуют — каждый в соответствии с присущим ему темпераментом — сангвиник д'Артаньян, холерик Арамис, флегматик Портос и меланхолик Атос. Природные свойства темперамента, как известно, не мешали четырем славным мушкетерам совершать чудеса храбрости. Это не противоречит психологической ха-рактеристике темпераментов.

Продолжение

Реклама: