Табель о рангах

Распознать пьяного особого труда не составляет. Вихляющая, нетвердая походка, малоосмысленный взгляд, заплетающийся язык, растерзанный вид, нецензурная брань…В разговорном языке кроме слова «пьяница» бытуют и другие определения: «любитель спиртного», «не дурак выпить», «выпивоха», «алкаш». А пьянство сплошь и рядом считают равнозначным алкоголизму. Многие убеждены, что алкоголик и алкоголизм — это то же самое, что пьяница и пьянство.Вопрос о терминологии иному может показаться праздным: не все ли равно, как называть человека, увлекающегося спиртным? Но еще Вольтер предупреждал: если хотите до конца понять друг друга, договоритесь о значении слов. Обилие названий и разноречивый смысл, вкладываемый в них, создают неразбериху. Кого же считать пьяницей, а кого алкоголиком? Между тем все это имеет непосредственное практическое значение для борьбы с социальным недугом.Шведский ученый Магнус Хусс предложил в 1848 году пользоваться термином «алкоголизм», подразумевая под этим неумеренное употребление спиртных напитков, когда в организме уже произошли патологические изменения. Термин быстро вошел в повседневный обиход. Это понятие стало собирательным, включающим великое множество проблем, прямым или косвенным образом связанных с потреблением алкоголя: духовных и нравственных, бытовых и трудовых, экономических и социальных.В строго медицинском смысле алкоголизмом считают заболевание, выражающееся в непреодолимом влечении к спиртным напиткам и неумеренном их потреблении. Это заболевание связано с серьезными физическими и психологическими нарушениями и требует специального лечения.Алкоголизм в широком смысле — это совокупность физических (телесных), духовных и нравственных, бытовых и трудовых, экономических и социальных отрицательных последствий потребления спиртных напитков.Нет безопасных доз и форм потребления. И все же надо как-то дифференцировать потребителей спиртных напитков, ибо каждая группа требует особого подхода. Пьющий изредка все-таки не может быть приравнен к тому, кто пьет тоже «по случаю» — по любому подвернувшемуся случаю. Кроме того, есть немного людей, ведущих абсолютно трезвый образ жизни: они не берут в рот и капли спиртного ни при каких обстоятельствах. Для того чтобы яснее представить проблему потребления спиртного, нужно составить своеобразную «табель о рангах».Чаще всего прибегают к количественному показателю, учитывая частоту и дозу потребления алкоголя, хотя это, в сущности, весьма ненадежный критерий. Ведь каждый пьющий устанавливает меру по своему разумению и с мнением окружающих мало считается.Наиболее приемлемой основой для классификации типов потребления алкоголя, на наш взгляд, являются человеческие потребности. Мир потребностей велик и многообразен. Существуют материальные и социальные, биологические и психологические потребности. Некоторые — их число невелико — удовлетворяются дарами природы. Большинство же — благами, которые получены в результате воздействия человека на природу, то есть продуктами труда.

Но можно ли влечение к спиртным напиткам вообще считать потребностью человека, такой же, как потребность в хлебе насущном или пище духовной?Массовый характер потребления спиртных напитков, распространенность этого обычая и растущий объем производства алкоголя в различных странах дают основания ответить на вопрос утвердительно. Как бы мы ни оценивали эту потребность, какие бы отрицательные последствия для личности и общества ни имело ее удовлетворение, все равно она объективно существует, входит в общую систему человеческих потребностей. Маркс писал в «Капитале», что не имеет значения, является ли табак необходимым предметом с точки зрения физиологии, достаточно того, что это привычный продукт потребления. Это в равной мере касается алкогольных напитков. Другой вопрос — почему она существует, каков ее характер. (Забегая вперед, следует сразу же оговорить, что потребности в алкогольных напитках, табачных изделиях и т. д. составляют особую группу мнимых, иррациональных потребностей.)Интенсивность, острота потребности человека в алкогольных напитках — таков главный критерий определения типов потребления алкоголя. По этому признаку можно наметить четыре основные группы:первая — абсолютные трезвенники,вторая — умеренно потребляющие алкоголь,третья — неумеренно потребляющие алкоголь,четвертая — хронические алкоголики.О различиях и о количественных соотношениях между этими группами важно иметь представление и для правильного построения антиалкогольной пропаганды, и для антиалкогольной политики в целом.Люди непьющие — самая надежная опора в борьбе за трезвость, реальный или потенциальный актив наиболее эффективной пропаганды трезвого образа жизни — личным примером.Умеренно потребляющие — группа, в сущности, очень неоднородная и распадающаяся на несколько весьма различающихся между собой подгрупп. С одной стороны, это малопьющие, в значительной мере пьющие вынужденно — под давлением традиций застолья и компаний. Их потребность в алкоголе близка к нулю: даже при небольшом изменении либо внешних условий, либо внутренней установки они станут трезвенниками. С другой стороны, есть потребители, «умеренность» которых уже начинает непосредственно граничить с пьянством. Ясно, что здесь требуются разные подходы. В целом же именно на эту группу должны быть ориентированы разъяснение вреда и отрицательных последствий пития, апелляция к чувству долга и ответственности. Из практических мер на первом плане в работе с умеренными потребителями должны быть меры, так сказать, общего, массового воздействия — от системы цен и правил торговли до многоцелевых преобразований в труде, быте, досуге и других социальных сферах.

Особенности третьей и четвертой групп (неумеренно пьющих и хронических алкоголиков) требуют прибавить к общим ряд дополнительных мер ограничительного, карательного, принудительного характера; одновременно нужен поиск более индивидуализированных психолого-воспитательных средств, а для больных хроническим алкоголизмом плюс ко всему еще и специальное медицинское лечение.Охарактеризуем кратко каждую из четырех групп.Абсолютного трезвенника иногда называют абстинентом. Это слово, означающее в переводе с латинского «воздерживающийся», употребляется крайне редко, да и люди с такими задатками пока встречаются не так уж часто. Они выделяются тем, что не испытывают потребности в алкоголе и полностью воздерживаются от потребления спиртных напитков.Большинство населения относится ко второй группе — умеренно потребляющих алкоголь. Это те, что могут выпить во время застолья по случаю праздника или знаменательного события. Но при всем при том они не проявляют интереса к алкоголю ради алкоголя. Потребность в вине еще не стала у них болезненной страстью. Однако даже такая форма потребления алкогольных напитков далеко не безвредна и нередко приводит к самым пагубным последствиям.Неумеренно потребляющих алкоголь (третья группа) значительно меньше, но хлопот и забот они приносят об-ществу неизмеримо больше. Их ряды пополняют те, кто от малых порций уже не получает ожидаемого наркотического эффекта, для кого алкоголь постепенно и незаметно стал необходимым атрибутом бытия. Во время вынужденного воздержания такой человек чувствует себя не в своей тарелке, ему постоянно чего-то не хватает. У него появляются тревожные симптомы: пропадает аппетит, мучает головная боль, подавленное настроение, любая работа становится в тягость.«Под пьянством,— писал А. Ф. Кони,— следует понимать ту привычную нетрезвость, которая постепенно от привычки переходит в слабость, от слабости обращается в порок, а из порока вырождается часто в преступление, а еще чаще в болезнь». Отсюда вполне логично вытекает очень важный вывод: борьба с пьянством требует борьбы именно с этой порочной привычкой, а также создания условий, предотвращающих ее формирование.При такой форме потребления — налицо алкогольное отравление организма. Ученые, специалисты в области медицины, считают подобного рода состояние переходной ступенькой к хроническому алкоголизму, а самих неумеренно потребляющих называют предалкоголиками. Хронический алкоголик — человек, утративший способность ограничивать свою потребность в выпивке, испытывающий неодолимое, стойкое влечение к алкоголю, страдающий нарушениями жизнедеятельности организма.

Всемирная организация здравоохранения рассматривает алкоголиков как «чрезмерных пьяниц, зависящих от алкоголя до такой степени, что они обнаруживают заметные психические нарушения или изъяны в физическом здоровье и духовной сфере, в общении с людьми и в нормальной общественной и экономической деятельности»Алкоголик не избегает компаний, но способен пить в одиночку, тайком, причем любые доступные ему суррогаты, лишь бы только пить, пить, пить. Его организм свыкается со спиртным и со временем лишается того естественного рефлекса, который оберегает человека от опасности алкогольного отравления.Главная потребность алкоголика, подавляющая безжалостно все остальные,— потребность выпить. Его организм нуждается в постоянном наркотическом взбадривании.Болезненной потребности в алкоголе сопутствуют: в социальном отношении — духовная опустошенность и нравственное падение, антиобщественное поведение и распад личности; в медицинском отношении — разрушительное, прогрессирующее заболевание, поражающее важнейшие органы, мозг человека в первую очередь.В самом неприятном положении алкоголик оказывается по утрам. За время сна хмель из его головы успевает «Выветриться», действие алкоголя на организм прекращается, и он испытывает мучительную «жажду», ему надо опохмелиться. Продрав глаза, он только и думает что о бутылке. Не станем описывать их скорбные фигуры и полные нетерпения взгляды, бросаемые на закрытые двери магазинов. Картина известная. Алкоголик находится в своеобразной прострации и ни о чем другом, кроме вина, в ЭТИ минуты думать не может. В глазах специалиста-медика «синдром похмелья» у пациента — верный признак того, что перед ним хронический алкоголик.У поэта Расула Гамзатова есть точные строки:В час пира нам веселье, Нам слезы в час похмелья.Особая разновидность хронического алкоголизма — запойное пьянство. С точки зрения медицины это форма алкоголизма, имеющая свои симптомы.Обычный алкоголик напивается всегда, когда есть возможность. Запойный ведет себя иначе, пьет только во время приступа, когда он весь во власти алкогольных искушений. Его потребность в алкоголе непреодолима, но некоторое время она как бы дремлет и периодически, через более или менее продолжительные промежутки времени, «оживает» в бурной, взрывной форме.

Запойный пьяница пьет во время приступа невообразимо много, как бы наверстывая упущенное. Он крайне неразборчив и готов пить все что угодно. Заканчивается запой дней через пять, у наиболее «выносливых» — через две-три недели. Не о таких ли Джек Лондон написал: «В конце своего алкогольного экстаза они: видят голубых мышей и розовых слонов»?В интервалах между запоями, которые длятся от двух недель до трех месяцев, запойный пьяница в рот не берет хмельного, испытывает явное отвращение к нему. Приступ редко бывает внезапным, чаще всего приближается, как дождевые тучи. Симптомы хорошо известны ученым, еще лучше самим алкоголикам: беспричинная грусть, апатия, вялость, беспокойство, раздражительность, чувство страха.Так что же все-таки алкоголизм — болезнь или порок? От ответа на вопрос о соотношении порока и болезни во многом зависит наше отношение к этому явлению, выбор соответствующих мер и средств преодоления.Пьянство, на наш взгляд,— один из самых тяжких и непростительных человеческих пороков, алкоголизм — такой же порок, но поражающий человека вдобавок ко всему тяжелейшим заболеванием.Нет бацилл или микробов — возбудителей этой болезни. Человек по доброй воле себе самому усердно роет яму. Систематическое употребление алкоголя приводит к крайней степени физического и нравственного падения — хроническому алкоголизму. Коль скоро пьянство не болезнь, то воздействовать на него необходимо социальными мерами. Хронический же алкоголизм — случай уже медицинский, социальные меры борьбы с ним приходится дополнять самым активным врачебным вмешательством и специальными методами и средствами исцеления.Алкоголизм — болезнь, порожденная распущенностью, порочными наклонностями, и алкоголика ни в коем случае нельзя приравнивать к душевнобольному. Это— социальный недуг, тип добровольного сумасшествия. С юридической, правовой точки зрения алкоголик несет полную ответственность за свои действия. Он может совершить преступные деяния в состоянии такой высокой алкоголизации, при которой кажется абсолютно невменяемым. Но это не избавляет его от уголовной ответственности. Напротив, опьянение — не извиняющее, а отягчающее вину обстоятельство.Некоторые тешат себя мыслью, что до алкоголизма им еще далеко — здоровье хоть куда. Какое непростительное заблуждение! Всякому любителю алкоголя полезно было бы усвоить, что между обычным, бытовым пьянством и хроническим алкоголизмом нет не то чтобы непроходимой стены, но даже просто загородки. Грань между ними очень и очень условная. Весь богатейший опыт свидетельствует о том, что пьяница может в два счета очутиться в одном ряду с алкоголиками, а выбраться из этой компании удается, увы, немногим…Необходимо решительно разоблачать и другой распространенный и крайне вредный миф — о том, что умеренное потребление спиртных напитков может быть безопасным. На самом деле даже незначительное и эпизодическое потребление алкогольных напитков часто оборачивается самыми непоправимыми последствиями.Не было, нет в настоящее время и не появится в будущем научной «меры» безопасного потребления алкоголя, ведь сколько людей, столько и мерок. Неопределенность таких мер и риск превысить их — первая и главная опасность потребления алкоголя.Вторая серьезная опасность таится в превращении любого потребления спиртных напитков в повседневное занятие. Ежедневное потребление даже небольших доз ведет к быстрому привыканию к алкоголю. Иногда человека, который ежедневно выпивает пусть даже немного, есть основания считать хроническим алкоголиком.Третья опасность связана с довольно распространенным мнением, что от малоградусных виноградных вин и конечно же от пива не может быть вреда. Вред бывает, и большой. Кое-кому это кажется невероятным. При этом с умилением ссылаются на пример Франции, где, мол, вино пьют как воду, а пьянства и в помине нет. Но факты свидетельствуют о другом — увлечение «безопасным» вином, заменяющим многим воду, обернулось в этой стране национальной трагедией. По данным Института статистики и экономических исследований, во Франции в настоящее время свыше 6 миллионов алкоголиков — каждый четвертый мужчина и каждая двенадцатая женщина. И если уж Францию приводить в качестве примера, то не для доказательства безвредности и безопасности вина, а для предостережения.

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *