Логотип Логотип 2

на главную

Лидеры и аутсайдеры

Об остроте алкогольной проблемы и масштабах распространения пьянства в той или другой стране можно судить, во-первых, по объему и структуре душевого потребления алкоголя, во-вторых, по данным об антиобщественном поведении вследствие потребления спиртных напитков, в-третьих, по ущербу, причиненному пьянством обществу.

Объем произведенных в стране спиртных напитков и потребление их на душу населения в пересчете на литры чистого алкоголя — это самый простой и в то же время весьма существенный показатель. Но по ряду причин точное вычисление этой величины невозможно, и фиксируемый объем потребления, как правило, не совпадает с фактическим потреблением. Производят вино и гонят самогон в домашних условиях. Бывает, что идут в ход спирты, вырабатываемые промышленностью для нужд народного хозяйства. В некоторых странах более или менее значительным может быть неучитываемый импорт заграничных напитков различной крепости. Все это составляет немалую часть общего объема потребления, примерно третью часть в Норвегии, пятую — в Финляндии.

Как ни сложно вычислять такой среднедушевой показатель, еще труднее оперировать им. При меньшем потреблении алкоголя на среднестатистическую душу в какой-то стране пьянство там может быть развито сильнее. И это не парадокс. Ведь кроме уровня потребления большое значение имеет его структура, а также некоторые другие характеристики. Важно, скажем, какие различия кро-ются за средними цифрами между разными группами пьющих, какова численность этих групп (непьющих — пьющих — пьяниц — алкоголиков). Надо учитывать и то, как распределяется потребление спиртного во времени, например по дням недели. К тому же люди неодинаково ведут себя при одной и той же степени опьянения, по-разному оценивается это поведение. Иными словами, необходимо принимать во внимание не только, сколько пьют, но и что пьют и даже как пьют.

Типы потреблении складывались исторически. Условно можно выделить три группы стран: потребляющие в основном вино — они занимают лидирующее положение по расходу абсолютного алкоголя на душу населения; страны, где любимым напитком населения является пиво,— они заметно уступают первой группе по интегральному показателю (литры 100-процентного алкоголя на одного жителя), но превосходят страны третьей группы, жители которых предпочитают крепкие напитки: водку, виски, джин и т. д.

К первой группе относятся прежде всего государства Южной Европы во главе с Францией, «королевой» виноделия и винопития (более 100 литров вина на одного жителя в год), прочно удерживающей первое место по суммарному потреблению всех напитков на душу населения в пересчете на чистый спирт: более 16 литров в год. Следом идут страны, тяготеющие к пивному алкоголю, в их числе и Германия, занимающая первое место по среднедушевому потреблению пива: около 150 литров в год. В третью группу входят страны, где в отличие от предыдущих групп показатели по потреблению абсолютного алкоголя на одного жителя заметно ниже. Это не должно создавать иллюзии, что и пьянство, и алкоголизация населения здесь достигли соответственно меньших масштабов. В этой группе преобладает водочный тип потребления, для которого характерно наиболее резкое проявление негативных общественных последствий, которые в конечном счете и характеризуют остроту самой проблемы пьянства.

В свое время еще В. М. Бехтерев, известный русский и советский исследователь, предупреждал: «По количеству потребляемого алкоголя Россия стоит на одном из последних мест в мире... Но в действительности это мираж, обман. Принять указанные сравнения с зарубежными странами — значит закрывать глаза на фактическое положение вещей» Почему же «мираж» и «обман»? Три чет-верти в суммарном потреблении алкоголя во Франции приходится на вино. У нас около половины — на водку. Соответственно и говорят о «винном» и «водочном» типах. Для второго характерно максимальное усиление отрицательных результатов потребления. С точки зрения наркотического эффекта введение в организм одной бутылки сорокаградусной водки равнозначно распитию четырех бутылок десятиградусного вина. Но реально употребляют эти напитки, как правило, по-разному, разными оказываются и последствия выпивки.

В целом же для водочного типа характерны: крайне неравномерное распределение общего объема потребления между пьющими и существование относительно более многочисленных «ударных групп» злоупотребляющих; крайне неравномерная периодичность потребления и чередование «сухих» дней с единовременным приемом (например, по субботам или по пятницам либо в дни получки) «ударных доз»; относительная распространенность традиции пить с сознательной целью довести себя до состояния тяжелого опьянения («пить, чтобы напиться»); тесная связь выпивки с нарушениями общепринятых норм и повышенный «выход» асоциального поведения. Нетрудно понять, что подобные особенности значительно усиливают все негативные последствия потребления.

Таким образом, хотя наша страна в сравнении с другими занимала скромное место во второй десятке, надо признать, что в целом положение у нас было не лучше, чем в некоторых государствах с более высоким уровнем потребления спиртного.

Есть страны, которые трудно отнести к какому-либо определенному типу, или такие, которые, несомненно, от-носятся к одному из них, но вместе с тем имеют свою специфику. Скажем, граждане США и Канады немногим уступят жителям Британских островов в потреблении пива, но оставили их далеко позади по крепким напиткам, приближаясь по этому показателю к высшим мировым «достижениям». Францию принято считать классическим образцом страны винного типа, но оказывается, что она немногим уступит и в потреблении крепких напитков.

Примеры приведены не только для того, чтобы показать некоторую условность границ между этими тремя типами. Важнее отметить следующее: потребление различных напитков, взятое в динамике, неоспоримо свидетельствует о происходящих изменениях в структуре потребления.

В дореволюционной литературе можно найти данные об отечественном и мировом потреблении алкоголя. В те времена границы между «винными», «пивными» и «водочными» странами были очерчены резче, и структура потребления напитков, складывавшаяся на протяжении столетий, оставалась вполне устойчивой. Ныне наметилась некоторая тенденция к нивелировке, усреднению типов потребления спиртного, что находит свое проявление, в частности, в сближении уровней суммарного потребления абсолютного алкоголя на душу населения: в значительной части стран. Это очень высокий уровень, а для стран «водочного» типа он означает крайнюю остроту проблемы.

Выпуск спиртных напитков увеличивался стремительно. В результате на душу населения приходилось с каж-дым годом все больше произведенного алкоголя. Согласно неполным данным, в 1960 году в мире производилось: пива — 40 миллиардов литров, виноградного вина — 25 миллиардов литров, крепких напитков в пересчете на чистый спирт—1,6 миллиарда литров. В 1972 году — 70, 30 и 2,6 миллиарда литров соответственно. В начале 80-х годов при значительном росте численности населения на каждого жителя приходится еще большее количество разнообразных спиртных напитков.

Мировое производство алкоголя за 20 лет (1960— 1980 гг.) возросло на 100 процентов. Наибольший рост наблюдается в Африке — на 400 процентов и в Азии — на 500.

Выпуск спиртных напитков в нашей стране к 1980 году по сравнению с 1940 годом увеличился в следующих пропорциях: вина виноградного — в 16 раз, пива — в 5 раз, водки и водочных изделий — в 2,5 раза. Общая продажа алкогольных напитков (в сопоставимых ценах) увеличилась почти в 8 раз. В натуральном выражении это составило, по данным на 1984 год, 26 литров вина на душу населения в год, 23 литра пива, 10,5 литра водки — итого 8,4 литра в пересчете на абсолютный алкоголь (включая 4,2 литра, которые приходятся на водку).

В то же время производство в стране безалкогольных напитков (минеральные воды не включаются в их число) росло куда более скромными темпами. Так, в том же 1980 году на литр проданной населению водки приходился лишь литр с четвертью безалкогольных напитков. Правда, выпуск минеральных вод вырос в десятки раз, но на литр водки ее было только 400 граммов. Вот почему так актуальны осуществляемые ныне мероприятия по сокращению выпуска алкогольных напитков и резкому расширению производства и реализации безалкогольных напитков.

В связи с этим нельзя не обратить внимание на происходившие до недавнего времени в нашей стране измене-ния в структуре потребления. Во всем объеме выпиваемого алкоголя в послевоенные годы постепенно сокращалась доля водки, что вроде бы можно расценивать как положительную тенденцию, но объясняется это опережающим ростом потребления вина и пива.

Необходимо также учитывать и тот факт, что в возраставших объемах винодельческой продукции приоритет со временем стал отдаваться низкокачественным сортам крепленых вин. По существу, среди известной части населения распространялась одна из худших разновидностей пьянства — некий «бормотушный» эрзац алкогольного потребления. Поэтому решение полностью прекратить к 1988 году выпуск и продажу такого рода напитков — ото, говоря языком медиков, операция «по жизненным показаниям».

Потребление же пива, как показывает зарубежный и в определенной мере наш собственный опыт, способно разрастаться с исключительной быстротой. Ведь наладить соответствующие мощности пивзаводов не так уж сложно. Вкус к этому напитку прививается легко и быстро. Данные по странам, больше других «преуспевающим» в этой области, показывают, что потребление пива вовсе не безвредно. Увлечение в массовом масштабе таким, казалось бы, безопасным напитком ничего хорошего не сулит. Так что и в пиве лучше не искать ни истины, ни надежд на избавление от пьянства.

Для социологического изучения проблемы пьянства и алкоголизма огромное значение имеют данные об антиобщественном поведении на почве пьянства. Сюда относят: число задержанных в нетрезвом виде и доставленных в вытрезвитель; количество преступлений, совершенных под влиянием алкоголя; несчастных случаев — дорожные катастрофы, производственный травматизм и т. д.

Третью важную группу составляют показатели, характеризующие ущерб, прежде всего экономический, наносимый обществу пьянством: прогулы и опоздания, брак и снижение производительности труда, утрата трудовых на-выков и квалификации, а также прямые материальные потери от преступлений, связанных с пьянством (хищения, порча материальных ценностей и т. д.), издержки на наркологические и психиатрические лечебницы, на лечение и оплату больничных листов пьющих. К этой же группе относятся и не поддающиеся сколько-нибудь надежному учету нравственный урон, ущерб культурному развитию, семье и здоровью населения. Число разводов вследствие пьянства одного из супругов, денежные расходы на спиртное в семейном потребительском бюджете, показатели заболеваемости и смертности от алкоголизма, данные о физическом и умственном развитии детей пьяниц — все это косвенно отражает те или иные тенденции.

Наконец, чрезвычайно важен еще один, несколько особняком стоящий показатель — уровень хронического алкоголизма (в расчете на сто или тысячу жителей). Он наиболее полно отражает развитие алкогольного потребления, как бы подводя «итог», складывающийся в зависимости от уровня потребления, его характера и интенсивности перехода потребления в злоупотребление. Хотя по ряду причин точно определить количество хронических алкоголиков очень трудно.

Данные о масштабах, структуре и динамике производства и потребления спиртных напитков наглядно показы-вают, но далеко не исчерпывают проблему пьянства, С этого, собственно, проблема только начинается.

Reklama: