Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Воля и характер"

О темпераменте (ч.1)

То, что люди не похожи друг на друга не только внешне, но и внутренне, подмечено было еще в античную эпоху. Тогда же возникли первые попытки объяснить происхождение этих различий.

Более всего бросалось в глаза то, что люди по-разному переживают чувства: одни бурно, другие поверхностно, у одних они возникают легко и быстро, а для того чтобы взволновать других, необходимо время и чрезвычайные события; замечены были различия в общем темпе движений, в устойчивости и изменчивости настроений. Все эти индивидуальные особенности получили название темперамента.
В древней Греции, где жил великий врач Гиппократ, впервые подметивший и описавший эти индивидуальные психологические особенности своих соотечественников; это слово не употреблялось. Было другое, греческое слово «красис». А оно уже в переводе на латинский звучало как «темперамент».
«Красис», или «темперамент», означает пропорция, либо отношение. Это отношение, или пропорция, между четырьмя жидкостями, «жизненными соками», которые, по донаучным представлениям древних, играли решающую роль в организме. Ничего не осталось от этих наивных теорий далеких времен, кроме названий этих жидкостей, сохранившихся до наших времен в названиях четырех темпераментов.

Преобладание в организме крови (по латыни sanguis) якобы вело к проявлениям сангвинического темперамента, желчи (по гречески chole) и какой-то загадочной и до сих пор не найденной «черной желчи» (melan chole)—холерического и меланхолического темперамента и не менее таинственной «слизи» (по гречески phlegma) — к проявлению флегматического темперамента. Этими древними терминами пользуются и по сей день, хотя мало кто сейчас, говоря о знакомом: «флегматик — его никак не раскачаешь», что-нибудь знает о «жизненных соках» последнего.
Сейчас забыты и наивные стародавние теории, которые объясняли различия-людей по темпераменту быстротой движения крови по кровеносным сосудам или неодинаковой ее температурой у разных людей. Благодаря успехам павловского учения мы теперь знаем, что объяснение этим индивидуальным особенностям человека следует искать в соотношении некоторых свойств основных нервных процессов коры головного мозга: возбуждения и торможения.
Основные нервные процессы больших полушарий головного мозга характеризуются силой, уравновешенностью и подвижностью: именно благодаря этим свойствам возможно приспособление организма к изменяющимся воздействиям внешней среды, т. е. одно из важнейших условий существования организма.

О силе нервных процессов говорит, в частности, возможность нервной системы выдерживать очень сильные раздражения, огромные нагрузки. В лабораторных условиях об этом свидетельствует возможность выработки положительного условного рефлекса на такой, например, интенсивный раздражитель, как звук сирены. Ее завывание, трудно выносимое для слуха, превращают в сигнал пищи. У одних подопытных животных на этот раздражитель удается выработать условный рефлекс, что говорит о способности выдерживать большие напряжения, т. е. о силе нервных процессов. У других такой «сверхсильный» раздражитель не только не становится условным раздражителем, но вообще вызывает «срыв» нервной деятельности, т. е. задерживает и разрушает уже имеющиеся рефлексы. Это уже слабость нервных процессов.
Уравновешенность нервных процессов характеризуется тем, как соотносятся процессы возбуждения и торможения при реакции организма на изменяющиеся внешние условия. В лаборатории Павлова у некоторых собак сила тормозного процесса отставала от силы процесса возбуждения, и поэтому сильное возбуждение не могло быть полностью уравновешено торможением.
Подвижность нервных процессов обнаруживается при перестройке систем временных связей. Так, если на положительный раздражитель вырабатывать отрицательную тормозную реакцию, а на отрицательный — положительную, то процесс перестройки условных рефлексов происходит по-разному: в одних случаях легко и быстро, в других они перестраиваются с большим трудом.
Различные сочетания силы, подвижности и уравновешенности нервной системы и образуют тип высшей нервной деятельности. Число подобных сочетаний может быть велико, но в опытах И. П. Павлова было выделено всего четыре типа высшей нервной деятельности (напомним, что типов темперамента тоже четыре).

По признаку силы нервных процессов, т. е. выносливости организма к сильным и сверхсильным, а также длительным раздражениям, противопоставляются типы сильные и слабые. Последние были выделены в самостоятельный слабый тип высшей нервной деятельности. Сильные типы в свою очередь подразделяются на уравновешенных и неуравновешенных. Организмы, обладающие сильными, но неуравновешенными процессами возбуждения, образовали неуравновешенный, или безудержный, тип высшей нервной деятельности. И наконец, сильные и уравновешенные, подразделяясь по принципу подвижности, составили два типа: сильный уравновешенный подвижный и сильный уравновешенный малоподвижный (инертный).
Указанные четыре типа высшей нервной деятельности проявляются у человека как различные темпераменты. Четырем типам высшей нервной деятельности соответствуют четыре темперамента:
1) Слабый тип — меланхолический темперамент.
2) Сильный неуравновешенный (безудержный) — холерический темперамент.
3) Сильный уравновешенный подвижный — сангвинический темперамент.
4) Сильный уравновешенный инертный — флегматический темперамент.

Итак, свойства типов высшей нервной деятельности лежат в основе темпераментов. Темпераменты в чистом виде встречаются довольно редко (чаще черты темперамента бывают несколько стертыми), однако среди людей могут быть довольно легко опознаны и сангвиники, и флегматики, и меланхолики, и холерики. Если бы у автора этой книги и ее читателей были общие знакомые, то можно было бы ограничиться простым указанием на тех или иных людей как на типичных меланхоликов или сангвиников, но за отсутствием таковых выход может быть один — обратиться к литературным героям как нашим хорошим общим знакомым.
«Приподнятое состояние духа, приятные и блестящие мысли, благожелательные и нежные чувства; но привычки отличаются непостоянством; есть что-то легковесное и изменчивое в душевных движениях», — так Стендаль начинает описание сангвиника в своем этюде о темпераментах, вошедшем рядом глав в его труд «История живописи в Италии».
Сангвиническому темпераменту действительно свойственна быстрота возникновения и легкость переживания чувств и большая изменчивость настроений.

Напомним первые страницы романа Льва Толстого «Анна Каренина» — Облонский Степан Аркадьевич объясняется с женой. На протяжении злосчастного утра он несколько раз переходит от благодушия к тоске, от оптимистической бодрости (ничего, всё образуется!) к отчаянию по поводу серьезной и неприятной для него ссоры с Долли. Радостная улыбка после завтрака, вызванная хорошим пищеварением, сменяется обильными слезами в комнате жены. Но и эти слезы быстро высыхают: «Степан Аркадьевич постоял несколько секунд один, отер глаза, вздохнул и, выпрямив грудь, вышел из комнаты.
Была пятница, и в столовой часовщик-немец заводил часы. Степан Аркадьевич вспомнил свою шутку об этом аккуратном плешивом часовщике, что немец «сам был заведен на всю жизнь, чтобы заводить часы», — и улыбнулся. Степан Аркадьевич любил хорошую шутку. «А может быть, и образуется! Хорошо словечко: образуется,— подумал он.— Это надо рассказать».
Перо замечательного психолога, каким был Лев Толстой, с большой жизненной достоверностью рисует черты сангвинического темперамента в образе Стивы Облонского.

Продолжение

Реклама: