Логотип Логотип 2

на главную

Типы мотивационных структур

Различные варианты временной перспективы получены нами с помощью кластерного анализа (по методу минимальных расстояний), проведенного с использованием данных факторного анализа. Разветвленные ветки этого дерева и являют собой кластеры, или группы испытуемых с близким строением временной перспективы, определяемым в данном случае представленностью десяти факторов, описанных в предыдущем параграфе. Дерево нарисовано таким образом, что ближе к его вершине находятся результаты испытуемых с похожей временной перспективой, а у основания расположены результаты, все более различающиеся между собой и выделяющиеся из общей массы.

Рассматривая «дерево кластеризации», можно увидеть, во-первых, что в кластеры вошли чуть более половины участников обследования; во-вторых, что все кластеры весьма немногочисленны — от двух до пяти человек. Это свидетельствует о том, что становление временной перспективы протекает неодинаково у разных школьников. Поэтому мы рассмотрим именно полученные кластеры. Чтобы не загружать изложение, мы опишем только кластеры, состоящие из трех и более человек. Таких кластеров 16, они пронумерованы начиная от вершины дерева.

В кластеры соответственно вошли испытуемые: в 1—41 115 48; во II —4, 25, 105; в III — 100, 118, 61, 90; в IV —22, 98, 55, 18; в V —7, 107, 47, 81, 85; в VI —21, 65, 64; в VII —71, 76, 89; в VIII-83, 87, 116; в IX —79, 94, 2, 78, 95; в Х-46, 59, 69, 119; в XI — 97, 112, 77, 99, 56; в XII - 51, 84, 20; в XIII - 108, 109, 45; в XIV-6, 101, 82, 86; в XV — 58, 62, 28, 31; в XVI — 44, 106, 114,117,102.

Для характеристики кластеров нами были использованы следующие данные: средние для конкретного кластера нагрузки по десяти факторам (см. табл. 7); содержание доминирующей мотивации у каждого члена кластера (S, R, С); преобладающий в «профиле» временной перспективы временной интервал (Б, АП, ОБ и т. д.) также для каждого члена кластера.

Сравнивая между собой полученные кластеры на основании данных, представленных в табл. 7, можно заметить, что одни кластеры характеризуются тем, что, по существу, полностью определяются каким-либо одним, представленным с большой нагрузкой фактором. Другие можно описать, опираясь на два или более ярко выраженных фактора. Наконец, есть кластеры, в которых средние значения факторных нагрузок по всем факторам приближаются к нулю.

Рис.8 Далее при анализе таблицы бросается в глаза, что разброс значений фактора по 16 кластерам различен, если сравнивать между собой имеющиеся десять факторов. Так, если по I фактору средние его значение по кластерам находятся в интервале от —80,9 до +70,5, то по VIII фактору соответствующий интервал значительно уже — от —13,3 до +7,3. При этом одни факторы (I, III, IV, VI, VII, VIII, IX, X) могут встречаться в разных кластерах как с положительной, так и с отрицательной нагрузкой, а другие (II, V) обладают только отрицательной нагрузкой. Все это следует учитывать, анализируя отдельные кластеры.

I фактор — «Учеба V Я» — чаще встречается с отрицательной нагрузкой, отражая тем самым доминирование мотивов, связанных с собственной личностью; это, безусловно, яркая возрастная характеристика, которую отмечают практически все исследователи раннего юношеского возраста. Тем интереснее нам присмотреться к XVI кластеру (в него вошли 5 юношей — 4 из X и 1 из IX класса), в котором I фактор представлен не только с положительной нагрузкой, но и с большим абсолютным ее значением (70,5). Этот кластер выделяется также тем, что именно на него попадает максимальное значение IV фактора «Институт V школа» (37,2). Представители всех кластеров, кроме двух, образно говоря, предпочитают любовь отдыху, что выражается в отрицательных нагрузках, которые имеет VII фактор во всех кластерах. В XIII кластере он имеет положительное значение, близкое к нулю. И лишь в рассматриваемом сейчас XVI кластере — достаточно большую положительную нагрузку (16,2).

Иными словами, в то время, когда их сверстники мечтают встретиться с любимой девушкой, быть любимым, иметь в будущем хорошую семью и т. д. и т. п., мальчики из XVI кластера стремятся к тому, чтобы сходить в кино, чтобы побыстрее наступили каникулы и можно было хорошо отдохнуть. Одновременно эти юноши больше остальных озабочены проблемами собственной автономии в противовес самореализации: им нужна свобода, они не желают, чтобы лезли в их душу и т. д.,— стремление, по существу, подростковое (фактор IX). Укажем еще на то, что этим юношам более свойственно заботиться о своих ближайших делах, чем о судьбах мира (см. фактор VI).

Таким образом, мы видим, что практически по всем факторам представители XVI кластера выделяются из большинства других старшеклассников. С нашей точки зрения, их отличает прежде всего инфантильность, выражающаяся в близости содержания присущих им мотивов мотивам, характерным для подростков. Как же они выходят из ситуации, все равно вынужденные так или иначе решать для себя проблему самоопределения? Путем создания намерения хорошо учиться и поступить в институт. Ясно, что такое намерение само по себе, т. е. не включенное в систему других мотивов, определяет то, что их временная перспектива очень неглубока — преобладают либо АП (период обучения в школе), либо период ББ (примерно совпадающий со временем поступления в институт), В мотивация, по существу, сводится лишь к мотивации активности (R).

Интересно взглянуть на их антиподов. Есть три кластера — IX, XI и XV, в которых I фактор представлен большой отрицательной нагрузкой (соответственно—71,1; —80,9 и —71,2), а IV фактор имеет либо небольшую положительную нагрузку (в IX и XI кластерах), либо максимальную для данного фактора отрицательную нагрузку (в XV кластере).

IX кластер — антипод XVI еще и по половому составу: в пего вошли 5 девушек (4 из X и 1 из IX класса). Временная перспектива определяется двумя группами мотивов. Во-первых, мотивами, связанными с собственной личностью, и в частности стремлением к независимости, автономии Я (при одновременном пренебрежении мотивацией достижения в учебе, мотивацией, связанной с активностью,— I фактор). Во-вторых, мотивами фактора V («Тест V свои способности»).

Важная характеристика мотивационной сферы старшеклассниц, входящих в данный кластер, видится также в выраженности у них фактора VII: они оказываются на втором месте после представителей XII кластера по степени представленности в их ответах мотивации, связанной с желанием любить и быть любимой, создать семью, со значимостью мотивации общения с другими людьми вообще и с представителями противоположного пола в частности. Этим кластер IX также отличается от кластера XVI.

Итак, IX кластер составляют девушки, полностью поглощенные проблемами собственных способностей, личной независимости, вообще своего Я. Их при этом не волнуют учеба, текущие дела, не очень важна для них и проблема поступления в институт. Соответственно у всех 5 девушек доминирует мотивация, связанная с собственной личностью (S), а что касается преобладающего временного интервала, то это оказывается либо ОБ (1 человек), либо 1 (1 человек), либо L (1 человек), либо равенство двух последних (1 человек), либо АП (1 человек).

В XI кластер вошли 5 старшеклассников: 3 девушки (все из X класса) и 2 юноши (1 из IX, 1—X класса). Мотивация, связанная с собственной личностью, представлена в этом кластере с максимальной интенсивностью (нагрузка по I фактору— 80,9). Абсолютного максимума по сравнению с другими кластерами достигают мотивация, связанная с развитием своих способностей (фактор V— —78,9), мотивы самореализации как противостоящие стремлению к личной независимости (фактор IX — —20,0). Велика нагрузка и по фактору X (—34,3), отражающая преимущественную ориентацию на будущее «с экскурсами в прошлое», противостоящую мотивам, связанным с текущими делами. Отметим также ярко выраженный интерес к будущей работе (фактор III — 38,1).

Исходя из полученных данных, мы видим сходство XI и IX кластеров. Они похожи прежде всего выраженностью мотивов, связанных с собственной личностью. И в том, и в другом кластере у всех без исключения членов доминирует мотивация, связанная с Я (S). Однако XI кластер отличается от IX тем, что интерес к своей личности в нем тесно связан с мотивами самореализации, а не просто с озабоченностью собой и своими способностями. Не случайны поэтому и интерес к будущей работе, и большая глубина временной перспективы: у 3 представителей XI кластера преобладают мотивы, временной индекс которых — L, у 1—1, и еще у 1 одинаково представлены мотивы, связанные с 1 и ОБ.

В XV кластер вошли 4 человека: 2 юноши и 2 девушки, все девятиклассники. Представители этого кластера проявляют значительный интерес к своей личности и мало интересуются достижениями в учебе (фактор I - -71,2). Вместе с тем их больше занимают проблемы, связанные со школьной жизнью, чем поступление в институт,— нагрузка по IV фактору достигает в этом кластере своего максимального отрицательного значения (—6,3). Для представителей XV кластера характерны различные мотивы, связанные с общением: с друзьями и с родителями (фактор II - -42,2), с представителями противоположного пола (фактор VI—46,3). Именно мотивы общения, разнообразные и направленные на разных людей, и расширяют в первую очередь временную перспективу представителей этого кластера, что выражается в преимущественной ориентации на будущее (и прошлое) в сравнении с настоящим (фактор X имеет предельное отрицательное значение в данном кластере— —36,4) и в том, что большинство мотивов имеют временной индекс, связанный или с 1 (у 2 человек), или с L. У всех представителей XV кластера одинаково выражена мотивация, связанная с Я и с общением (S=C).

Рис.9 В наибольшей степени мотивация, связанная с дружеским общением, представлена в кластере XIV. Этот кластер составили 4 девушки (3 из X и 1 из IX класса). Общение с друзьями, желание помочь другому, забота о семье — вот, что их отличает к первую очередь. Мотивы, связанные с собственной личностью, практически не выражены. Это наглядно просматривается в доминирующей категории мотивации — у 3 преобладают мотивы общения (С), у 1 девочки одинаково представлены все три основные категории мотивов (S, С, R). По-видимому, вследствие отсутствия мотивов, связанных с Я, удается более определенно указать на доминирующий временной интервал: им оказывается или ББ —время, непосредственно примыкающее к окончанию школы (у 2 девушек), или ОБ (также у 2).

Очень интересен XIII кластер. В него вошли всего 3 юноши (двое из X и один из IX класса) с весьма определенным содержанием преобладающих мотивов. Вся временная перспектива этих старшеклассников сфокусирована вокруг будущей профессиональной деятельности, что отразилось в большой нагрузке по фактору III (66,6). Эти ребята не только уже выбрали свою будущую профессию (1 хочет стать инженером на авиационном заводе, 1—специализироваться по автомобильным кузовам, 1—быть пиротехником), но и точно знают, куда они пойдут учиться, на каком.именно заводе и в каком именно цехе собираются работать (или на какой киностудии быть пиротехником, в данном случае — на «Мосфильме»), более того — описывают свой профессиональный путь (от простого инженера до генерального конструктора и т. п.). Доминирующая мотивация-— активность (R), так как в первую очередь внимание ребят привлекают именно их будущая деятельность и то, что надо сделать, чтобы этого достичь, и т. п. Понятно, что их временная перспектива достаточно глубока — ОБ, L. По-видимому, в данном кластере мы встречаемся с одним из типичных вариантов становления именно «мужского» типа временной перспективы — целеустремленного активного, направленного на достижения в определенной профессиональной деятельности. Такой тип временной перспективы как бы отражает определенный идеал современного мужчины.

Для представителей XII кластера также важна мотивация, связанная с будущей профессиональной деятельностью. Однако этот кластер заметно отличается от предыдущего. И не только тем, что в нем не одни юноши (из 3 представителей этого кластера— 2 девушки, 1 из IX и 1 из X класса, 1 юноша — IX класс). Основное отличие состоит в том, что при всей важности для этих ребят профессионального самоопределения соответствующие мотивы не являются доминирующими. У 1 девушки в равной мере оказываются выраженным все три категории мотивов (S=R = C), у остальных двух одинаково выражены мотивы общения и мотивы, обращенные к собственной личности, которые превосходят мотивы активности. XII кластер завоевывает первое место по «любовной» мотивации (фактор VII 42,1; Я хочу, чтобы меня полюбила красивая девушка и чтобы и я и она были счастливы—пишет мужской представитель данного кластера; Я мечтаю понравиться одному человеку; Я боюсь остаться без мужа и т. д и т. п.— пишут девушки). Этих ребят не слишком волнуют школьная успеваемость, поступление в институт — все они ориентированы на ОБ, и содержание этой мотивации весьма и весьма! разнообразно.

В X кластере 4 человека — 3 юноши: 2 из IX и 1 из X класса и 1 девушка—X класс. Для всех наиболее характерна мотивация, связанная с собственной личностью, причем прежде всего в ней отражена проблема способностей к тем или иным видам деятельности (фактор V 58,9). Эта мотивация, хотя и доминирует у представителей данного кластера, выражена не так ярко, как в кластерах IX и XI, что говорит о большем! разнообразии мотивов, встречающихся у представителей! X кластера. Все они, как оказалось, различаются между собой! по преобладающему временному интервалу: у 1 доминируют мотивы АП, у 1 — 1, у 1 — L, наконец, у единственной девушки в равной мере оказались представлены мотивы, попадающие в период ОБ, и мотивы, имеющие временной индекс L.

До сих пор мы рассматривали такие кластеры, в которых! один или несколько факторов были представлены значениями, близкими к экстремальным. Все они имели большой порядковый номер, находясь ближе к основанию «дерева кластеризации». В эти кластеры попадали старшеклассники, у которых та или другая мотивация была выражена очень ярко. Кластеры, которые в нашем «дереве кластеризации» расположились ближе к его вершине, оказались сравнительно более сбалансированными по степени выраженности в них разного рода факторов. Попробуем разобраться и в этих кластерах.

В кластере VIII нагрузки всех десяти факторов приближаются к 0. Высказывания 3 представителей этого кластера (2 девушки и 1 юноша — все из X класса) чаще всего ориентированы на Б и весьма разнонаправлены по содержанию — здесь мотивы, связанные и с учебой, и с желанием отдохнуть, что-то сделать и т. д. и т. п. Это и ведет к отсутствию доминирования какой-то определенной в содержательном отношении области мотивации. Наиболее вероятное объяснение возникновения этого кластера состоит, по нашему мнению, в том, что вошедшие в него десятиклассники довольно поверхностно отнеслись к выполнению задания по методике Нюттена, отделываясь в ряде случаев шутками, общими словами. Подобные ответы можно интерпретировать как особый случай «ухода», отличный от того, когда учащиеся либо вовсе не заполняли буклет, либо закончили всего несколько предложений (по всей 52 выборке таких ребят было 4, естественно, их материалы не вошли в общую обработку).

Рассмотрим теперь кластеры I и II. Они очень близки между собой, расположены рядом на вершине «дерева кластеризации» и, по существу, могут быть объединены в один большой кластер. Тем не менее, мы обсудим их порознь. В обоих кластерах сравнительно более акцентированными оказываются три фактора — I, II и V. Однако если в I кластере они выражены примерно одинаково, то во II V фактор доминирует, причем с положительной нагрузкой. Различаются эти два кластера еще и тем, что во II кластере VI фактор имеет положительную факторную нагрузку, а в I кластере — отрицательную, т. е. представителей II кластера волнует проблема мира на земле, а представителей I — больше занимают текущие дела.

В I кластер попали 3 юноши (2 из IX и 1 из X класса) которых объединяет преимущественная ориентация па АП, т. е. на период обучения в школе. Однако отрицательная нагрузка по первому фактору свидетельствует о том, что в их высказываниях отсутствует мотивация достижения, связанная с учебой, нет высказываний о ББ (времени окончания школы — поступления в институт), нет мотивации, связанной с R, но одновременно достаточно выражен некоторый общий интерес к себе. Какие же мотивы связывают этих ребят с актуальным периодом? Выраженность II фактора говорит о том, что это прежде всего С. А выраженность V фактора добавляет к этому интерес к своему Я, своим способностям. Доминирование разных категорий мотивации распределено между представителями I кластера так: у 1 преобладает мотивация, связанная с Я (S), у 1 данная мотивация встречается так же часто, как и мотивация общения (S = C), и наконец, у 1 в равной степени представлены все три категории мотивов (S=R = C).

Во II кластере — 3 человека (2 девушки из IX, 1 юноша из X класса). У всех преобладает мотивация, связанная с Я. Интересен кластер III. В него вошли 2 юноши (из IX и X классов) и две девушки (X класс). Сравнительно выраженным оказывается фактор II (—32,4)—мотивация, связанная прежде всего с дружеским общением, общением с родителями.

Следует, однако, отметить, что выраженность данного фактора характерна для большинства полученных кластеров. Более любопытно другое — то, что в III кластере очень небольшую факторную нагрузку имеет фактор V (это характеризует еще только два кластера — уже рассмотренный XVI и VIII, о котором речь пойдет ниже). Во всех других кластерах фактор V очень ярок и, как уже отмечалось, отражает возрастную особенность развития личности старшеклассника — обращение к своему Я, стремление к развитию собственной личности при известном игнорировании сиюминутных проблем, дел. Однако для представителей кластера III эта общевозрастная тенденция оказывается нехарактерной.

Сравнительно с другими кластерами в III довольно ярко выраженными оказываются также фактор VIII (—11,5) и фактор IX (10,9), что свидетельствует о выраженности мотивации, связанной с защитой Я и со стремлением к автономии Я. Та и другая мотивация противостоит стремлению к самореализации, о чем свидетельствует строение обоих факторов. Таким образом, у представителей кластера III не просто недостаточно ярко проявляется мотивация, связанная с собственной личностью, но эта мотивация в том виде, в каком она выражается, носит компенсаторный, непродуктивный характер.

Анализ доминирующий мотивации показывает, что для всех представителей кластера III характерно отсутствие преобладания какого-либо одного вида мотивации — в равной мере у них представлены мотивы, связанные с общением, с собственной личностью, и мотивы активности (S = C = R). Причем эта мотивация может быть отнесена к различным временным интервалам. Скажем, у 1 из представителей данного кластера одинаково часто встречаются мотивы, связанные и с Б, и с АП, и с ББ, и с 1. Заметим, однако, что для представителей кластера III не характерны мотивационные объекты, расположенные в отдаленном будущем.

Кластер IV составили 4 человека (1 юноша из IX, 2 девушки из IX и 1 из X класса). Он отличается незначительной выраженностью всех факторов. Обратим внимание на то, что в кластере IV сравнительно большую и — что редко — положительную нагрузку имеет фактор I — эти школьники озабочены учебой больше, чем собственной личностью. Однако, по-видимому, такой акцент не проходит даром в старшем школьном возрасте,— если посмотреть на факторы VIII и IX, мы увидим картину, аналогичную описанной выше в отношении кластера III: отсутствие мотивов самореализации при одновременной выраженности защитной мотивации и компенсаторного стремления к автономии Я. Временная перспектива всех этих ребят неглубока: у 3 доминирует период ББ, у 1 — Б. По содержанию у 2 в равной мере оказываются представлены мотивы общения, активности и Я (C=R = S), у 1 доминируют мотивы общения, у 1—мотивы, связанные с собственной личностью.

В кластер V вошли 5 человек (2 юноши из IX и X и 3 девушки—1 из IX и 2 из X класса). На первом месте оказывается фактор V (—47,9), на втором — фактор II (—33,9). Заметно выделяются также факторы III и IV (20,5 и 22,3 соответственно). Положительную нагрузку (повторим еще раз: это редкость) имеет фактор I (6,9), который в данном случае отражает интерес к учебе и школьной успеваемости. Самое большое отрицательное значение имеет нагрузка по фактору VIII (—13,3); если сравнивать между собой кластеры, т. е. в отличие от других старшеклассников, у этих чрезвычайно выражена мотивация защиты Я. Анализ протоколов свидетельствует о том, что эта мотивация защиты Я в данном кластере 54 часто связана не только с собой, но и с другими людьми (Я боюсь, что дедушка будет долго болеть; Я не хочу, чтобы у мамы были большие неприятности и т. п.). Лишь у 1 представителя кластера V выявилась доминирующая категория мотивов (S), у остальных мотивация представлена равномерно (S = R = C). Преобладающими оказываются разные интервалы: АП, ББ, АП = ББ, L, ОБ. В целом можно сказать, что представители данного кластера сравнительно больше ориентированы на предстоящую жизнь, чем представители I—IV кластеров.

В кластере VI оказались 3 девушки (1 из IX и 2 из X класса). У них преобладает мотивация, связанная с собственной личностью и общением. Соответственно достаточно выраженными оказываются, с одной стороны, факторы I и V (—45,5 и —47,7), а с другой —II и VII (—25,4 и —21,8), причем VII фактор выражен весьма значительно. Можно отметить также высокую отрицательную нагрузку по фактору X (—21,8). Отчетливо прослеживается стремление поступить в институт. Тем не менее, мотивация в основном оказывается малоопределенной во времени — преобладает 1.

Наконец, последний в нашем описании, VII кластер состоит из 3 человек, и все они девушки-десятиклассницы. У них преобладает мотивация, сосредоточенная в ББ, т. е. на периоде окончания школы. У всех впервые в нашем анализе встречающееся сочетание доминирующей мотивации: одинаково часто называются мотивы, связанные с Я и с активностью; мотивы общения практически не выражены совсем (S=R>C). Фактор II (—9,0) имеет сравнительно небольшую нагрузку в этом кластере, а фактор VII (—0,7) — близкую к нулю (по своей «холодности» в этом вопросе представительниц VII кластера обошли только члены сугубо мужских кластеров — XIII и XVI). Какие же мотивы определяют временную перспективу старшеклассниц из кластера VII? Ими оказываются: хорошо учиться, поступить в институт, найти хорошую работу. «Мое сегодня» оказывается для этих девочек важнее «мира для всех». Можно считать, что кластер VII — как бы женский вариант кластера XVI. При одинаковой, достаточно прямолинейной и узкой направленности на успешную сдачу экзаменов, поступление в институт и дальнейшую работу девушек все же не может совершенно не занимать их личность. Таким образом, в конце описания мы как бы опять вернулись к его началу, проведя параллель между VII и XVI кластерами.

Анализ полученного материала позволяет сделать вывод, что формирование определенной мотивационной иерархии, основанной на доминировании одной или нескольких категорий мотивов, неразрывно связано в старшем школьном возрасте с возникновением глубокой, охватывающей не только близкое, но и отдаленное будущее временной перспективы. И именно становление такой мотивационной структуры ведет к индивидуализации личности, к выделению ее из общей массы. Важно от метить, что существуют разные варианты, или типы, возникающей иерархии мотивов, связанных с будущим, свои по содержанию исходные основания для ее организации.

Реклама: