Отклоняющееся поведение не совершеннолетних в условиях группового общения

Потребность в общении, в установлении и поддержании контактов с окружающими определена самой природой развития человеческой личности. «В некоторых отношениях,— писал К. Маркс,— человек напоминает товар. Так как он родится без зеркала в руках и не фихтеанским философом: «Я есмь я», то человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку. Вместе с тем и Павел как таковой, во всей его павловской телесности, становится для него формой проявления рода «человек».Жизнь других людей, общества в целом, существование человеческой цивилизации представляют собой необходимые условия для превращения беспомощного ребенка в зрелую личность, в творца, созидателя, преобразователя мира. Не случайно, находясь еще в пеленках, маленький Homo sapiens безошибочно выделяет в окружающем мире свой род и предпочитает общение с ним всем другим радостям жизни.

Понятны и неуемная пытливость дошкольника, и наивная доверчивость младшего школьника, и неудержимое стремление подростка вырваться за пределы домашнего уюта. Ведь только в процессе общения реализуются потенциальные возможности развития психики, сознания, формируется способность к игре и учению, к познанию и труду, воспитывается умение жить среди людей.

Общение имеет различные формы. Человек может вести беседу с самим собой, произносить монолог или участвовать в диалоге с партнером по общению. Общение с близкими людьми, знакомыми, друзьями приобретает нередко самостоятельную ценность. Организация и поддержание такого рода эмоциональных контактов для многих людей выступают одной из важных жизненных целей. Лишенные радости доверительного, интимного, дружеского общения испытывают муки одиночества, считают себя несчастными людьми. Обычной средой общения выступает социальная группа. Человек с ранних лет включается в различные формы группового общения. «На старте этой вертикальной оси жизненного пути личности находится генетически первичная диада «Мать (значимые взрослые) — дитя». К ней затем подключается система «сверстник — сверстник», которая закономерно видоизменяется в процессе онтогенеза: группа детского сада — школьный класс (группа ГПТУ) — послешкольный коллектив (производственный коллектив, студенческая группа) и т. д. вплоть до кружка пенсионеров либо возвращается в рамки семейной микросреды». Отдавая предпочтение какой-либо одной группе, коллективу, индивид одновременно является членом и многих других общностей, объединений. Случается, однако, что среди предпочитаемых оказывается группа с негативной направленностью интересов и отклонениями в поведении ее участников. Больше других опасности оказаться членом такой группы подвержен несовершеннолетний.

Отклоняющееся поведение несовершеннолетних имеет различные причины и формы проявления. Известно немало случаев, когда ребенок, подросток, юноша выступает в роли нарушителя-одиночки. Так, отдельные подростки, нередко в одиночку прогуливают уроки, совершают побеги из дому, бродяжничают, воруют и т. п. Но гораздо чаще всякого рода нарушения совершаются в группах.Такого рода группы дифференцируются по интересам, по половозрастному критерию, по «стажу», уровню организованности и стабильности состава и т. д. При этом одни из них предпочитают находиться в тени (это, как правило, группы правонарушителей), другие открыто заявляют о себе специфической символикой в одежде, манерой поведения, речевыми особенностями (это обычно группы ребят, стремящихся выделиться путем противопоставления собственных норм тем или иным социальным нормам, чаще культурным, реже правовым).

Очень часто подобного рода группы формируются в русле какого-нибудь модного субкультурного направления и потому подчиняются законам моды: чем больше становится приверженцев у данной группы, тем меньше ее притягательная сила. Устаревшая основа для объединения сменяется другой, более современной, возникают новые течения, новые лидеры и новые группы. Так, в шестидесятые годы у нас в стране проявляли активность «стиляги», в Англии — «тедди бойз», во Франции — «блузон нуар», и Австралии — «боджи», в Японии — «мамбо бойз», в Италии — «дисколи», в США — «битники», в Польше—«хулиганы». Затем молодежь захлестнула волна «хиппизма», появились группы мотоциклистов «роккеров» и изящные «моды». В настоящее время, как известно, распространены группы «панков», фанатов», «металлистов» и др.

Подобного рода группы есть среди советской молодежи, в том числе и среди учащихся общеобразовательных школ. Следует, конечно, сразу уточнить, что наши доморощенные «панки», «фанаты», «металлисты», «брейкеры» во многом отличаются от своих зарубежных «собратьев». Но заимствованная форма несет на себе печать чуждого нам содержания, и потому данный контингент молодежи требует пристального внимания общественных институтов, ответственных за воспитание подрастающего поколения. Чтобы эффективно управлять процессами образования и функционирования молодежных групп, необходимо воссоздать реальную картину причин и следствий включения несовершеннолетних в группы с негативной ориентацией. При этом следует обязательно проанализировать психологические факторы, приводящие молодого человека в зависимость от негативных ценностей и норм.

Попытаемся последовательно рассмотреть психологические основания объединения несовершеннолетних (и прежде всего подростков) в группы с негативной направленностью и дать им оценку.Наиболее «безобидной» группой выступает «компания друзей», которые любят вместе проводить досуг. Составлять ее могут одноклассники либо ребята, живущие на одной улице, в одном дворе, в одном доме. Такого рода группы создаются на основе увлечения тем или иным видом спорта, музыкой, танцами, литературой, искусством, коллекционированием и т. д. На первых этапах в таких объединениях главным является процесс общения, обмена мнениями, информацией, определяются постоянный состав и структура группы, выделяются лидеры, отвергаются «лишние», «неудобные», т. е. те, кто «не вписывается», постепенно вырабатываются стиль взаимоотношений и стереотип совместных действий.Устойчивость компании может определяться и общностью интересов, и симпатиями членов, и правильностью распределения ролей лидеров и ведомых.Какие же неприятные последствия можно ожидать в результате развития такого объединения и в чем они могут найти свою психологическую основу?

Прежде всего, проблемы могут возникать в том случае, если в основе формирования группы лежит механизм компенсации. Младший школьник и еще в большей мере подросток испытывает нередко острый дефицит неформального, заинтересованного, доверительного общения «на равных». Если же ученик относится к числу неуспевающих или трудновоспитуемых, у него оказывается очень мало шансов удо-влетворить эту свою потребность в условиях школы. Чувство угнетенности постоянным неуспехом в учебной деятельности, отстраненность от активного участия в общественных делах, постоянные замечания и даже насмешки со стороны педагогов и одноклассников, часто неблагополучная обстановка в семье, ощущение своей беспомощности, беззащитности и другие противоречия заставляют подростка искать «психологическое пристанище» в группе себе подобных, компенсируя тем самым отмеченный дефицит. Понятно, что каждый из «отверженных» привносит в группу далеко не лучшее. И взаимообмен «обогащает» ее членов нередко крайне негативным содержанием. Однако сознание того, что его ждут и в нем нуждаются, что его выслушают и поддержат, поверят и помогут забыть об уязвленном самолюбии и всяких неудачах, прочно притягивает отверженного в школе к группе, заставляет безоговорочно принять ее нормы.

Этот же механизм срабатывает и в отношении вполне благополучных школьников, активистов, столкнувшихся с формализмом в организации общественной работы, с неспособностью педагогов, комсомольской и пионерской организаций сплотить и направить коллектив на интересные и важные дела. Такие ребята создают компании, в которых преобладает обмен духовными ценностями, устанавливается высокий интеллектуальный ценз участия. Но здесь же, как правило, возникает возможность формирования внутригрупповой субкультуры, носители которой противопоставляют себя тем или иным социальным нормам и потому нередко опускаются до подражания одной из моделей зарубежного молодежного движения, широко рекламируемых буржуазной пропагандой.

Как известно, несовершеннолетние отличаются возрастной импульсивностью, стремлением, часто не задумываясь, переходить от слов к делу. Следует учесть и то, что любого рода компания имеет свою логику развития. Постепенно перенасыщение бездеятельным общением ставит на повестку дня вопрос о самовыражении. И тогда даже самая сумасбродная идея выполняет роль стимула и руководства к действию. При этом группы, состоящие из неустроенных трудновоспитуемых ребят, реализуют себя в ряде случаев во всякого рода агрессивных действиях противоправного характера: нарушают порядок в общественных местах, оскорбляют окружающих, хулиганят, устраивают драки, могут совершать мелкие хищения, осквернять памятники — и, если не будут вовремя разобщены, могут перерасти в преступные Группы.

Типичными представителями такого рода не преступных объединений молодежи являются группы юных болельщиков — «фанов», заставивших в последнее время всерьез «заняться» собой и школу, и комсомол, и органы охраны общественного порядка. Что же представляют собой «фаны» (они же «фанаты»)? Это, как правило, большие разновозрастные группы (например, в Киеве свыше 2 тысяч человек), значительную часть которых составляют подростки и юноши. Они называют себя «фанами» по примеру зарубежных почитателей футбола и хоккея. Но если для последних слово «fan» означает не более чем болельщик, то для наших любителей спорта это слово имеет и второе значение—«фанатичный» т. е. фанатично преданный своему клубу, своей команде. У «фанов» есть свои лидеры, которые неплохо разбираются в спорте вообще и в футболе или хоккее в частности, часто бывают на тренировках любимой команды, лично знакомы с игроками, тренерами, владеют «ценной» информацией о, жизни своих кумиров. Они же, или их приближенные, как правило, придумывают всевозможные лозунги, речевки, атрибуты одежды. Во время матча лидеры руководят поведением сектора, в зависимости от того, как складывается игра.Лидеры как бы составляют ядро группы, на периферии которой оказываются «малолетки», те, «кому делать нечего», те, у кого нет своей компании, те, кто не прочь безнаказанно покричать во все горло, спровоцировать конфликт с милицией или болельщиками другой команды.

Но не только этот «примкнувший» контингент должен вызывать озабоченность педагогов. А как следует психологически оценить основную массу «фанов»? Что движет их поведением, какие действительные ценности и идеалы они исповедуют, в чем эта форма группирования может оказаться опасной для нашей молодежи?

При внимательном изучении нельзя не обратить внимания на то, что, вступая в «фаны», ребята реализуют не только и не столько свое увлечение футболом или хоккеем, но и ряд других ориентации, часть из которых вызывает закономерную тревогу.

Дело, думается, в том, что спорт как таковой выступает для многих, причисляющих себя к «фанам», скорее своеобразным условием их объединения в группы и реализации таким образом актуальной психологической потребности в равноправном, заинтересованном, неформальном общении и групповом поведении.

Действительно, возможность быть принятым в группу футбольных «фанов» не связана с успехами в учебе, работе, общественно полезной деятельности. Участие в группе не накладывает ни-какой особой ответственности, кроме той, которая определяется личным интересом, совпадающим с интересами других. В основе объединения «фанов» лежит предельно ясная, однозначная и определенная идея — абсолютная преданность клубу, их сплачивает единая цель — всячески поддерживать команду, отстаивать приоритет своих кумиров. Для «трудных», «неблагополучных», «изолированных» в школе и дома детей появляется реальная возможность принадлежать к организованному сообществу в качестве равноправного члена, эмоционально «разряжаться» и «заряжаться» в условиях совместного пребывания на стадионе, синхронного переживания значимой ситуации, обсуждения проблем, связанных с предметом общего интереса.

Вместе с тем участие в такой группе открывает отдельным ее членам возможность проявлять (под ее прикрытием) негативные реакции: критиканство и агрессию по отношению к команде-противнику и ее болельщикам, ко всем, кто не входит в общность «фанов», и в то же время некритичность по отношению к «своим», утрату индивидуальности. Первоначально действующие в унисон с другими юные болельщики, выделившись в «фанов», постепенно начали приходить к собственной культуре «боления», нередко на западный манер. Например, среди безобидных речевок иногда звучат оскорбительные выражения в адрес работников милиции, следящих за порядком на стадионе.

«Фаны» проявляют порой удивительную оперативность, сплоченность в организации выездов на матчи своей команды в другие города, собирают деньги для тех, кто не может набрать нужной суммы на поездку, а иногда даже проявляют гостеприимство, помогают устроиться на ночлег прибывшим из других городов болельщикам команды противника.

В последнее время предпринимаются достаточно успешные попытки объединения юных болельщиков в клубы для организации совместных мероприятий, встреч с игроками и тренерами, обсуждения матчей и т. п. Устанавливаются контакты членов клуба юных болельщиков с комсомольскими организациями. Кодекс поведения на стадионе согласовывается с органами охраны общественного порядка. Эти мероприятия должны дать положительные результаты, но только в том случае, если будут учтены вышеназванные психологические проблемы, т. е. если «боление» перестанет быть преимущественно формой компенсации социально-психологического неблагополучия жизни несовершеннолетних.

В чем же все-таки опасность «фанатов» для нашей молодежи? Основную массу «фанатов», по сути, не волнуют проблемы идеологии, политики, науки и культуры. Их «духовные ценности» ограничены «болезнью» за свою команду, узкогрупповыми интересами. Поклоняясь своему клубу, «фанаты» нередко проявляют бескомпромиссность, враждебность, агрессивность по отношению к соперникам. Влияние лидеров ограничено «желаниями толпы», состоящей в значительной степени из неблагополучных, педагогически запущенных ребят. Кооперирование под эгидой любви к спорту, клубу создает условия для возникновения микрогрупп, часть из которых со временем может приобретать негативную ориентацию. Кроме того, крайне нежелателен психологический эффект — развитие элементов фанатизма как исходной позиции личности, как фиксированной установки на некритичное отношение к кумиру, преклонение перед ним и в то же время критиканское отношение ко всему тому, что противостоит избранному идеалу, равнодушие к тому, что не связано с ним.

Иная основа объединения свойственна группам типа «хиппи-пацифистов», «панков», «люберов» и др. Здесь гипертрофированная потребность отдельных слоев молодежи к самоутверждению находит выражение в противопоставлении собственного взгляда на общественное устройство, идеологию, политику. Следует, однако, учесть, что эта «собственная» позиция представляет обычно либо набор искусственно сплетенных между собой «откровений» явно сомнительного содержания, либо слепое следование одному из них. Незначительную часть в таких группах составляют «теоретики», создающие «идеологическую» платформу группы. Большая часть — «исполнители», слепо претворяющие идеалы группы в жизнь. Остальная, подавляющая по своей численности масса «примкнувших» перенимает лишь внешнюю атрибутику, не имеет собственной позиции, кроме желания таким образом выделиться либо удовлетворить свои незрелые, а порой и низменные устремления.Как известно, движение «хиппи» родилось в Америке как форма протеста против войны во Вьетнаме. Однако именно с легкой руки «хиппи» широко распространились употребление среди молодежи наркотических препаратов и другие пороки «свободной» жизни. Нынешние «хиппи-пацифисты», отрицая грехи своих предшественников и подражателей, компрометирующих их идеалы, преставляют себя истинными борцами за мир против войны. Но их «программа» грешит противоречиями. С одной стороны они заявляют, что, не задумываясь, в любой момент готовы стать на защиту Отечества, а с другой — отказываются служить в рядах Советской Армии. Они ратуют за мир, но в качестве главного средства борьбы рассматривают «демонстрации протеста», «марши мира», всякого рода шествия, лозунги, заявления. В то же время, скажем, предложение выйти на трудовой субботник, перечислить средства в Фонд мира, вообще идея о том, что крепить мир можно прежде всего интенсивным, творческим, продуктивным трудом каждого и всех, не вызывают у них энтузиазма.

Становится понятным, почему «хиппи» ухватились за пацифизм. Ведь это позиция созерцателя, ратующего за «непротивление злу насилием». Пацифизм как буржуазное политическое течение выступает против всяких войн, в том числе и справедливых национально-освободительных, революционных. Оказывается, что «истинные» борцы за мир как раз не хотят за него бороться, а лишь, прикрываясь миро-творческими лозунгами, пытаются как-то обосновать II оправдать свою отторженность от общества, личную неустроенность, социальную неадаптированность. Жизнь вне сообщества «хиппи» видится им сотканной из одних недостатков. Абсолютизируя отрицательные примеры из личной жизни и жизни общества (например, случаи превышения власти отдельными работниками правоохранительных органов), факты формализма, протекционизма, взяточничества и другие недостатки, с которыми сейчас борется наш; народ, «хиппи» видят свою миссию в том, чтобы с позиции свободного, независимого, стороннего наблюдателя все подвергать критике. Но эта критика неконструктивна, во многом инфантильна и в этом качестве бесполезна и даже вредна. Однако, хотя движение «хиппи» никогда не имело четкой единой программы и было направлено против абстрактных сил зла, звало к уходу от проблем действительности, а не к ее перестройке, его последователи все же проявляют стремление к счастью, совершенству, пусть и понимая его на свой манер. Вероятно, именно поэтому в группы «хиппи» входят в основном ребята, имеющие неплохие интеллектуальные способности, чувствительные, ранимые, с высоким уровнем притязаний и часто неадекватной самооценкой.

Педагогическая запущенность у них нередко сочетается с «богемностью», стремлением приобщиться к искусству в его нетрадиционных, авангардистских проявлениях. «Хиппи» как и все другие молодежные группировки выделяются своим внешним видом — длинными волосами, продуманно неряшливым одеянием, а также носят значки, ленточки и другую атрибутику. Вид их вызывает недоумение, брезгливость, но не страх у окружающих людей. Они не агрессивны, скорее миролюбивы, однако до тех пор, пока не затрагиваются их «свободы».Иное дело «панки». Вот что пишет о них наш публицист С. А. Кичигин: «Панки» — это не только уход от реальности. Это отрицание всех норм морали и культуры, это религия цинизма и подлости. И пусть не введут нас в заблуждение все эти прически «под ежик» (или в подражание наци, скопированные бритые виски), все эти булавки, значки и прочие побрякушки… От панков через откровенную уголовщину один шаг до фашизма» Для категории ребят, называющих себя «панками», не свойственна установка на созерцание. Это, как правило, «люди дела», решительно проявляющие свой негативизм но отношению к одежде, жанрам музыки, нормам жизни. Сверхценной идеей для «панков» есть идея «сильной личности», «сверхчеловека», свободного от условностей общества, идея насилия и жестокости как единственно возможных средств завоевания для себя «места под солнцем».

Появление «панков» в нашей стране вызвало сразу настолько сильный протест, что не успев о себе заявить, они вынуждены были затаиться. Известно немало случаев, когда «облаву» на «панков» устраивали даже «фанаты» (в Киеве), «люберы» (в Москве). Тем не менее нельзя сказать, что усилиями родителей и педагогов, общественных организаций и правоохранительных органов, группы «панков» исчезли.Одним из оснований образования групп для молодежи является общность эстетических интересов, в частности — общие музыкальные интересы. Подростки специально собираются «своими» группами слушать новые записи, вступают в отношения обмена, купли и продажи. При этом особой популярностью пользуются «произведения», проникающие в сферу обращения «подпольным» путем. Если кому-то удается достать или записать новый или «запрещенный» па дискотеках ансамбль, этот «доставала» на некоторое время становится лидером, законодателем моды. При этом создается как бы музыкальная «контркультура», имеющая своих приверженцев и распространителей.

Четкая групповая дифференциация среди учащейся молодежи наблюдается сегодня, в частности, по отношению к супермодному музыкальному стилю под названием «хэви метл рок». Любители тяжелого металлического рока значительно различаются и по уровню развития эстетического вкуса, и по степени фанатичной преданности року. Часть из них признает право на существование других стилей. Иные же напрочь отвергают классику, народную музыку, патриотическую песню и, нередко, вообще все «наше», преклоняясь перед западными законодателями моды.

В результате безобидное, казалось бы, увлечение рок-музыкой формирует у отдельных подростков черты политической близорукости, идеологической всеядности, порождает нигилизм, тормозит формирование чувства патриотизма, национального самосознания. «Для меня нет разницы, чей ансамбль и о чем он поет. Мне главное, чтобы музыка была хороша». Подобное суждение старшеклассника является достаточно типичным. В связи с этим раздаются отдельные голоса молодых любителей западной музыки против цензуры, ограничений. Проявляется своеобразное невежество, непонимание того, что всякое произведение несет в себе определенное идейно-политическое содержание. Предлагая ту или иную музыкальную программу современной молодежи, мы формируем у молодых людей духовные ценности, мировоззрение, культуру, классовую позицию.Мощным средством объединения молодых людей являются современные танцы. Первоначально по личной инициативе, а затем и в организационном порядке (при школах, жэках, подростковых клубах) ребята постигали искусство популярного в их среде «брейка». Удивляет упорство, настойчивость, бескомпромиссность подростков в отстаивании права на свой танец. И похвально стремление взрослых пойти навстречу молодежи, принять новые ценности, учесть их интересы. Однако здесь же следует констатировать факт утери общественными организациями, учреждениями, определяющими содержание молодежных культурных мероприятий, своего приоритета. Мы оказались вынужденными признать, что «наши» предложения не имеют «спроса», что буржуазной «массовой культуре» удалось в ряде случаев навязать молодежи свои стереотипы и конкретные модели группового поведения. Огорчительно и то, что устойчивого защитного рефлекса наши подростки и юноши не обнаружили в ответ на призывные звуки металлического рока и с готовностью приняли его как «откровение», к тому же недоступное для понимания взрослых.

Что же привлекательного несут в себе образцы западной музыкальной и танцевальной культуры? В значительной мере эти достоинства касаются их психологического влияния на аудиторию. Известно, что молодежи свойственно обостренное чувство нового. Потребность в смене впечатлений подавляет нередко даже критичность по отношению к содержанию и эстетической ценности того или иного «произведения». Частая и резкая смена стилей, направлений, ориентации как раз и создает впечатление постоянного обновления. Циничность, откровенное пренебрежение устоявшимися ценностями, нормами, сочетание высокого и низкого, прекрасного и безобразного порождают у неискушенной подрастающей личности представление об «истинной» свободе. Но невдомек молодому человеку, что это свобода от, а не свобода для созидания и развития, для утверждения истинного гуманизма и духовности.

Нельзя, однако, не признать, что уровень профессионального мастерства зарубежных музыкантов, вокалистов, танцоров во многих отношениях достаточно высок, да и психофизиологическое влияние их репертуара на молодежь точно рассчитано. Доходящая до аффекта эмоциональная реакция заранее предусмотрена. Учитываются закономерности массовых явлений, в частности тот известный психологический факт, что в толпе критичность каждого из ее членов резко снижается, появляется основа для групповой внушаемости, подражательной активности и т. п.

Так, если на сцене «кумир» сыграет сцену «крушения» или «насилия», молодежная аудитория, доведенная до состояния экстаза, дружно начнет крушить мебель, устраивать дикие оргии. Кроме того, срабатывает известный психологический закон: привлекает, обретает значение и смысл то, что труднодоступно, малоизвестно. Как только такие популярные ансамбли, как «Модерн токинг» (ФРГ), «Джой» (Австрия), выступления брейкеров стало показывать советское телевидение, обостренный интерес к ним молодежи заметно спал. А значит, оказалось снятым, нейтрализованным одно из оснований объединения, группирования несовершеннолетних. В то же время по принципу «запретный плод сладок» отдельные юные знатоки ещё недавно сплачивались неодолимым желанием заполучить новые записи ансамблей типа «Кисс», «АС ДС», хотя хорошо известна их профашистская направленность. И трудно порой бывает объяснить таким «потребителям» западной культуры, почему мы не предоставляем наших концертных залов, средств массовой коммуникации подобным ансамблям.

Ознакомление молодых людей с образцами западной культуры, квалифицированное разъяснение их достоинств и недостатков должны получить более широкое распространение, осуществляться оперативно и на высоком идейно-нравственном и эстетическом уровнях. Нельзя, конечно, сбросить со счетов также постоянно усиливающееся давление буржуазной пропаганды, которая спекулирует на склонности молодых людей к подражанию, на их «тяге» к оригинальничанию и демонстративности, пытается сыграть па личной неустроенности, педагогической запущенности отдельных несовершеннолетних. Однако появление групп типа «фанаты», «хиппи», «панки», случаи слепого поклонения западной поп-музыке следует также объяснить недостатка и просчетами в организации идейно-политического воспитания молодежи в ряде школ, пионерских и комсомольских организаций, отсутствием надлежащего руководства этими процессами со стороны партийных организаций. Как показывают результаты научных наблюдений, даже опытным педагогам бывает трудно доказать учащимся преимущества социалистического образа жизни, значение таких качеств, как доброта, честность, искренность, чуткость к людям, таких чувств, как патриотизм, интернационализм, разъяснить суть нашей классовой позиции по различным проблемам современности.Нередко обсуждение проблемы о смысле жизни сводится к повторению фразы: «Смысл жизни человека состоит в служении обществу». Однако глубокая сущность этой социальной позиции остается не раскрытой. Не в полной мере используются возможности диспута, дискуссии, учебного спора для воспитания идейно-политических убеждений учащихся. Не лучшее положение наблюдается и в семье.

В итоге пробуждающееся самосознание подростка, не получая аргументированных ответов на свои многочисленные «почему?», пытается решить проблемы смысла жизни, справедливости, вопросы прав и обязанностей человека в обществе по-своему. При этом утерянная надежда получить помощь от взрослых, стремление уйти из-под контроля авторитетных наставников приводят нередко к тому, что подрастающая личность попадает в зависимость от случайных обстоятельств, оказывается в плену иллюзий, лживых представлений о человеке и обществе.

А буржуазной пропаганде есть что подбросить нашей молодежи в качестве «духовной пищи». Ведь очень легко вовлечь незрелое сознание в сферу мистики и иррационализма, привлечь идеей «сильной личности» и ее расовой, национальной исключительности, затуманить рассудок молодежи утверждением ее решающей роли в современной классовой борьбе и т. д. Если же к этому примешивается пропаганда гедонизма, эгоизма, свободы от требований общества, действия несовершеннолетних очень легко могут перейти рамки дозволенного и вылиться в групповую агрессию, выразиться в уходе от жизненных трудностей в иллюзорный мир беспроблемности, беззаботности, подогреваемой алкоголем, наркотиками, «свободной любовью» и т. п.

Группы «фанатов», «панков», «хиппи», «металлистов» являются сравнительно открытыми системами. Включение и выход из этих групп не связаны с какими-либо трудностями, санкциями. В отличие от них, группы наркоманов, подобно преступным группам, связаны сетями круговой поруки, сочетают идиллическую любовь и крайнюю жестокость. Так, с одной стороны, наркоман вроде бы добр, стремится «поделиться кайфом». Если же не может вовремя заполучить дозу, готов пойти даже на преступление. Известен и такой жуткий факт. Если кто-либо из группы наркоманов оказывается неплатежеспособным, ему отводится роль «кролика», т. е. подопытного, на котором группа испытывает размеры дозы и новые виды наркотиков. Не секрет и то, что наркоманы со стажем целенаправленно вовлекают молодежь, малолетних в свои сообщества: им нужны «гонцы» за товаром, распространители и просто исполнители, согласные за дозу рабски выполнить любое поручение. Поскольку хранение и распространение наркотиков уголовно наказуемо, группы наркоманов ведут скрытый, подпольный образ жизни. Рано или поздно в результате нарастающих противоречий в отношениях купли-продажи или закономерно наступающего летального исхода для кого-либо из членов, тайное становится явным.Однако, как отмечают специалисты, реабилитация больных наркоманией со стажем — дело сложное и малопер-спективное. Ведь самое страшное заключается в том, что у наркомана деформируется система ценностей, в связи с возникающей физической и психической зависимостью организма и личности от наркотического вещества, создаются порочные стереотипы круговой поруки.

Более обратимыми, с точки зрения психологии, но более негативными, с точки зрения нравственных критериев, являются отклонения от норм сексуального поведения, имеющие место в группах молодых людей, несовершеннолетних.

Групповые изнасилования незнакомых девушек совершаются подростками и юношами довольно редко. Чаще под разными предлогами (приглашение покурить, выпить, послушать новые кассеты или угроза расправиться в случае отказа) знакомую кому-нибудь из компании девушку заманивают в укромные места — в подвалы, на чердаки, в лесопосадки, и, нередко после употребления спиртного, она становится жертвой группового изнасилования. Случается, что посредниками, пособниками и даже инициаторами подобного преступления выступают девушки, желающие таким образом отомстить своей бывшей подруге. Далеко не каждый случай изнасилования становится известным. Путем запугивания и шантажа группа может несколько раз повторять «операцию» с одной и той же жертвой. Известны случаи, когда девушку прячут в труднодоступное место, приставляя к ней «охрану», и используют в качестве «группового объекта» на протяжении длительного времени. Провоцировать групповое изнасилование может и сама жертва, проявляя развязность, демонстрируя легкодоступность, заигрывая сразу со многими одновременно.

Очень редко, но встречаются случаи, когда в роли жертвы оказывается подросток мужского пола. При этом изнасилование может совершать группа подростков как женского, так и мужского пола. Как правило, групповые изнасилования сопровождаются половыми извращениями, серьезными травмами физического и психического характера. Поскольку изнасилование относится к разряду уголовно наказуемых деяний, группа иногда пытается «устранить» жертву, особенно если эта жертва лично знакома с кем-либо из членов группы.

Иного порядка отклонения имеют место в случае установления добровольных половых контактов в группах несовершеннолетних. Как правило, такие отношения являются формой проведения досуга довольно сплоченной компании друзей. Однако со временем стремление к новизне, желание испытать острые ощущения приводят к постоянному обновлению состава группы, «вербовке» новых членов для группового секса. При этом существует практика «передачи партнера» из рук в руки по кругу, либо «контакт» совершается сразу всеми «партнерами» в присутствии друг друга. Обычно подобного рода мероприятия сопровождаются обильной выпивкой, а порой и употреблением наркотиков. Случается, что в подобных группах роль лидера выполняет человек более старшего возраста, чем остальные члены группы. Следует знать и о том, что отдельные подростки объединяются в разнополых группах, чтобы в присутствии друг друга заниматься онанизмом, всякого рода половыми извращениями. Какими причинами можно объяснить такого рода отклонения в групповом общении несовершеннолетних? Прежде всего, усвоением с ранних лет негативных примеров сексуального поведения взрослых. Известно немало случаев, когда ребенок с малых лет является свидетелем половых контактов родителей, а в случае неполных семей — контактов одного из родителей с постоянно меняющимися партнерами. Стимулирует отклонения в сексуальном поведении подростков также порой чрезмерная откровенность в обсуждении взрослыми конкретных случаев, причин конфликтов между полами. Не выдерживается в должной мере цензура «до 16 лет» как при просмотре телепередач дома, так и в кинотеатрах. Нельзя не учитывать известных фактов распространения среди подростков порнографии, всякого рода «рекомендательных материалов» и т. п.

В то же время не следует забывать главный стимул, побуждающий подростков проявлять сексуальную активность — это происходящее в возрасте 14—17 лет половое созревание. Многие молодые люди в этот период своей жизни оказываются неготовыми к «испытаниям». А взрослые либо запаздывают с просвещением, либо вообще самоустраняются от этих вопросов. В результате, по данным статистики, почти 70 процентов несовершеннолетних отмечают необходимость для себя дополнительной подготовки в вопросах половых отношений. О последствиях ранних половых связей не знают около 47 процентов юношей и 26 процентов девушек. Более 78 процентов подростков отмечают, что родители не рассказывали им о взаимоотношениях полов. Основную же информацию по вопросам пола и половой жизни подростки получают от ровесников.

Обобщая, можно сказать, что сексуальные мотивы могут выступать основой для объединения несовершеннолетних в группы, различающиеся по степени сплоченности, длительности существования, конкретным целям и формам проявления активности. Если в половом воспитании участников этих групп наблюдались издержки или среда формировала негативные установки, несовершеннолетние могут проявлять отклонения в сексуальном поведении, включая и такие формы, как половые извращения, изнасилования и др.

Подведем итог сказанному и наметим основные направления профилактики отклонений в групповом общении несовершеннолетних.

Прежде всего следует сказать, что мы охватили и описали лишь незначительную часть наиболее типичных негативных проявлений группового поведения молодежи. Специального анализа требуют группировки несовершеннолетних любителей азартных игр, коллекционеров холодного оружия, потребителей спиртного, хулиганов-мотоциклистов, юных конокрадов, мучителей животных, микрогруппы малолетних бродяг, кочующих по «злачным местам», а также всякого рода преступные группы, совершающие кражи, грабежи и другие юридически наказуемые деяния.

Однако даже проведенный анализ отклоняющегося поведения позволяет сделать ряд выводов и наметить пути его профилактики.Наиболее общим для образования всех перечисленных типов неформальных объединений молодежи является стремление к группированию со сверстниками, желание оказаться в группе (или создать таковую), в которой можно рассчитывать если не на лидерство, то хотя бы на пристойный статус. Следующая причина может быть объяснена мотивом оппозиции, стремлением противостоять официально признанным молодежным организациям, которые не справляются со своими функциями. В неформальных объединениях каждый чувствует себя свободным от проявлений формализма, «обязаловки», протекционизма и т. п. Однако, отказывая официальным молодежным организациям в признании, члены неформальных групп автоматически, часто бессознательно становятся на путь отрицания тех целей и ценностей, которыми руководствуется, скажем, комсомол.

Такая группа, в зависимости от возраста, уровня духовного, физического развития ее членов, выдвигает свои нормы, критерии, принципы, которые, как правило, входят по ряду важных пунктов в противоречие с системой ценностей не только комсомола, но и нашего общества в целом. Это касается групп типа «хиппи-пацифисты», «наци», члены которых стремятся к идеологическому, политическому, культурному самоопределению на основе игнорирования или отрицания политики. Наиболее реальной в профилактической работе здесь представляется первоначальная опора на общечеловеческие ценности. В частности, представитель «хиппи» принимает идеи добра, равноправия, мирного сосуществования, соглашается поддерживать темы литературы, искусства. И задача состоит в том, чтобы на основе более сильной подготовленности убедить его в правоте наших идей, не давая простора для демагогии, передергивания фактов, искажения событий и т. п. Следующая задача состоит в том, чтобы постараться разобщить группу («систему») путем предоставления ребятам, способным и желающим заниматься творчеством или каким-либо другим полезным делом, соответствующих возможностей.

Эти же рекомендации могут быть полезными для воспитательно-профилактической работы с подростками, тянущимися к «панкам», «металлистам». Однако здесь в меньшей степени нужны объяснения и споры, но очень важно конкретно, доказательно, реально показать истинную сущность буржуазной интерпретации символа «сильной личности» и тут же дать доказательные и одновременно привлекательные реальные примеры «сильной личности» в нашей социалистической интерпретации.

Форма профилактики отклоняющегося поведения «фанатов» уже найдена в отдельных регионах. Оправдывают себя в этом отношении, как отмечалось, клубы юных болельщиков, программа работы которых включает также проведение дискотек, организацию мероприятий воспитательного характера. Первый опыт организации клубов юных болельщиков, рок-клубов, фестивалей брейк-данса, дискуссий представителей комсомола с «хиппи-пацифистами» показывает, что гораздо эффективнее во всех отношениях является позиция сотрудничества с неформальными группами, установления взаимопонимания с ними и оказания им помощи в хороших начинаниях.

Важно обратить внимание и на более глубинные аспекты профилактики. Практически повсеместно в группах с негативной направленностью оказываются ребята, не охваченные пионерской и комсомольской работой, выпавшие из системы самоуправления, общественно полезной деятельности и отстающие в учебе. Вовлечь этих подростков в жизнь школы, заинтересовать учебой и полезными делами, помочь завоевать высокий статус в классе — значит устранить основания для ухода в уличную компанию, для формирования комплексов неполноценности, для возникновения оппозиционных настроений и всякого рода агрессивных реакций.

Многое зависит от условий жизни в семье и психолого-педагогической позиции родителей. Важно добиваться расширения зоны влияния отца и матери на круг общения их детей, которая состоит в личностной включенности, приобщенности к делам, которыми интересуется и занимается компания их ребенка. При этом появляется возможность вовремя вмешаться в события, заранее предупредить проступок или преступление, а еще лучше — проявить инициативу, выступить застрельщиком, организатором и соучастником общественно полезных и индивидуально значимых дел.Что касается культурных увлечений подростков, то и здесь возможности профилактики прежде всего ограничиваются практически полной неинформированностью и незаинтересованностью взрослых (родителей, учителей, воспитателей, наставников) их духовными ценностями, критериями, нормами, нежеланием вникнуть и понять причины того или иного поведения. Ведь часто достаточно выяснить нормы значимого для подростка круга друзей и не вступать в конфликт, а «поработать» с группой или ее лидерами, чтобы проблема была решена.

Каждый запрет, наказание, приказание, просьба, совет, идущие от взрослых, должны быть взвешены с учетом возрастных, половых, индивидуально-психологических особенностей подрастающей личности. Важно соблюсти в каждом конкретном случае меру в предоставлении ребенку помощи и самостоятельности, а подростку необходимо предоставить право на участие в принятии ответственных решений, право на ошибку. Молодому человеку в равной степени может угрожать как возникновение комплекса неполноценности, так и чувства самоуверенности, вседозволенности и безнаказанности, нередко культивируемые в его референтной группе. Предупредить негативные тенденции в развитии подрастающей личности, не допустить ее приобщения к группам с негативной направленностью и деформированными формами общения можно, если вовремя позаботиться о том, чтобы в структуре ее потребностей и мотивов доминировали стремление к гармоничному развитию и самосовершенствованию, желание дарить людям добро, жажда познания и творчества; чтобы чувство ответственности перед другими и перед собой не позволило ребенку добиваться этих правых целей неправыми средствами; чтобы, принимая решения он не проявлял излишних колебаний, неуверенности, равно как и самоуверенности, могущих поставить его в зависимость от лиц с антиобщественной ориентацией; чтобы принятое правильное решение доводилось до логического конца и чтобы эмоциональной оценкой выполненной работы всегда была удовлетворенность, гордость за плоды своего труда и желание сделать дело еще лучше.

Такой человек никогда не задержится в группах типа «хиппи», «панки», не попадет в преступную группу. Он рано или поздно окажется в коллективе, живущем по нормам коммунистической морали.

(Visited 1 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *