Согласованное предложение родителей

Как правило, родители делают суду свое согласованное предложение о том, кому из них должно быть передано право на воспитание. Но является ли согласованное мнение родителей в каждом отдельном случае лучшим решением, обеспечивает ли оно наиболее благоприятные условия для развития ребенка, это еще предстоит проверить суду. Нельзя забывать, что мотивы для согласованного решения родителей могут быть очень различными. Некоторые родители исходят из традиционных представлений о разделении труда менаду мужчиной и женщиной, из того, что ребенок всегда должен оставаться с матерью (мы еще поговорим об этом более подробно), или не видят в данный момент никакого другого решения.

Другие полагают, что им все равно не передадут право на воспитание ребенка, хотя у них ребенку жилось бы лучше. Поэтому суд не обязательно соглашается с решением родителей. Он должен проверить, принято ли оно на самом деле в интересах ребенка. Уже во время судебного разбирательства по делу о разводе суд получает представление и о личности родителей, так что ему легче понять мотивы, лежащие в основе согласованного предложения родителей. Проверка всех обстоятельств, необходимая для принятия решения, проводится не так тщательно, как в случае, если родители спорят о праве на воспитание ребенка. Опыт показывает, что ребенок, как правило, чувствует себя лучше у того из родителей, кому они договорились его оставить.

Если же суд сомневается в целесообразности родительского решения, он может обратиться в органы опеки над несовершеннолетними и попросить их представить свое решение. Органы опеки могут представить свои предложения также и по собственной инициативе.

Всегда ли остается с матерью маленький ребенок?

Если родители не могут договориться о том, кому из них должно быть предоставлено право на воспитание ребенка, суду, разумеется, гораздо труднее вынести свое решение; часто гораздо труднее, чем решение по делу о разводе, особенно если у обоих родителей примерно равные условия для воспитания ребенка. Решение принимается после тщательного взвешивания многих обстоятельств. Остановимся на наиболее типичных случаях. Поскольку примерно половина всех детей, которых затрагивает развод, находится в младшем дошкольном возрасте, посмотрим сначала, всегда ли такой маленький ребенок Должен оставаться с матерью. Чтобы ответить на этот вопрос, поясним положение дел. В буржуазном обществе мужчина и женщина имеют различное положение в обществе, что обусловлено капиталистическим законом о собственности. (Известен факт двойной эксплуатации женщины в буржуазном обществе.) В этой связи находится и распределение ролей в семье, мужчина добывает средства, а женщина отвечает за домашнее хозяйство и воспитание детей. Чтобы идеологически оправдать это обстоятельство, совершается переоценка, даже мистификация биологической связи между матерью и ребенком. Эта позиция преодолевается в большинстве случаев, так как равноправие само утверждает себя в жизни— процесс, имеющий материальные и идеологические причины. Между тем научно доказано, что тесная близость с ребенком возникает из занятий с ним, из работы по удовлетворению его физических, эмоциональных и духовных потребностей. Каждый может выполнять эту работу в семье — отцы с той же лаской, с тем же интересом и ловкостью, что и матери, с самого начала заботятся о благе своего ребенка. И это абсолютно необходимо как для равноправия женщины, так и для развития личности мужчины. Поэтому при разводе такие отцы стремятся удержать за собой право воспитывать ребенка.

Это обнадеживающее явление — но оно предъявляет повышенные требования к судам и органам социальной помощи. Мы находимся в процессе переосмысления который должен затрагивать не только супружескую пару судью, сотрудников органов социальной помощи, но и ближайших родственников разводящихся супругов и их коллег. Да, общественность начинает сознавать, что старые, простые формулы недействительны., Это переосмысление для многих пред-ставляет собой противоречивый и иногда болезненный процесс.

Из исследований, например, следует, что примерно треть отцов требует права воспитания для себя, и это независимо от уровня образования, возраста и числа детей. Это говорит о том, что во всех классах и слоях общества прокладывает себе дорогу новое понимание роли отца. Примеры из практики могут пояснить сказанное.
Тридцатилетний отец и двадцатилетняя мать имеют ребенка, которому к моменту развода пятнадцать месяцев. Мать вскоре после рождения ребенка начала изучать медицину. Отец смог договориться со своим предприятием о временном рабочем дне, чтобы больше внимания уделять ребенку. Когда ребенку исполнился год, он отдал его в ясли и постоянно беседовал с воспитательницей. Между ребенком и отцом существовали тесные отношения. Мать познакомилась с сокурсником, который «больше нравился ей, чем муж» — как она призналась. Она решила создать новую семью. Она, безусловно, тоже занималась ребенком и делала положенную ей часть домашней работы. Но в основном занимался с ребенком отец. Суд, исходя из этого объективного положения, при разводе присудил право на воспитание отцу.

Аналогичные выводы суд делает, когда речь идет о гораздо более распространенном случае: мать, в первые годы жизни ребенка, занимается с ним несравнимо больше отца. Эту возможность предоставляет ей социальная политика государства. Продление декретного отпуска до 26 недель, возможность получать часть заработной платы и не работать для матерей (с двумя и более детьми) до исполнения детям одного года, а также возможность получить дополнительную субсидию в случае, если нельзя получить место в яслях, — все это привело к тому, что именно мать заботится о маленьких детях долгое время. Это обстоятельство может привести к тому, что, в случае развода, мать будет иметь больше преимуществ при вопросе о предоставлении права на воспитание, потому что сами собой сложились ее отношения с ребенком, которого она постоянно опекает и о котором заботится. Но даже и в такой ситуации не надо упрощать вопрос. Речь идет не о количестве времени, проведенном с ребенком, а о качестве отношений с ним. Решая, кому предоставить право на воспитание, надо установить, насколько интенсивны были духовные и эмоциональные отношения, как использовалось время, отведенное для общения с ребенком. Знают ли родители интересы ребенка? К кому ребенок обращается с вопросами? С какими вопросами к отцу и с какими к матери?
Президент Верховного Суда указывает на то, что требование будить и развивать в детях черты юных идеалистов относится и к семейной жизни, где должна быть усилена роль отца.

В судебных разбирательствах некоторые отцы, требующие себе права на воспитание, становятся в тупик, слыша вопросы о том, какие интересы у их ребенка, как они занимаются с ним, каковы успехи ребенка в школе и кто ходит на родительские собрания. Из ответов сразу видно, знает ли отец ребенка и принимает ли участие в его жизни. То же самое касается матери. Еще бытуют представления о том, что матери достаточно доказать, что она готовит и стирает для ребенка, и она получает право на его воспитание. При таком взгляде неработающая мать всегда может иметь больше шансов на это право, что совершенно явно противоречит смыслу Закона о семье.

Не исключены и заблуждения, что более высокий образовательный уровень одного из родителей дает ему приоритет в праве на воспитание. Это не так. Конечно, с возрастом такой отец или такая мать приобретают большее значение для развития интересов ребенка, для формирования его эмоциональной и духовной жизни. Но процесс воспитания не идентичен процессу передачи знаний — он в гораздо большей степени представляет собой формировании общественных навыков, а также осмысленную и целенаправленную организацию жизнедеятельности ребенка. Если превосходство в образовании одного из родителей становится действенным в воспитании и ведет к тому, что возникают тесные отношения с ребенком, тогда этот родитель получает преимущество в предоставлении ему права воспитывать ребенка.

Один пример: инженер Н. с согласия жены поехал в заграничную командировку. Жена оставалась дома с двумя детьми (одного года и четырех лет) и временно не работала. Она познакомилась с мужчиной, которого полюбила, и больше не хотела жить со своим мужем. Хотя супруг любил своих детей и был образован, его воспитательное влияние, из-за длительного отсутствия, стало незначительным. Нельзя было не заметить и того, что между ним и его четырехлетним сыном возникло отчуждение (которое жена совсем не пыталась устранить). Передача права на воспитание жене было единственно возможным решением на основе реально сложившейся ситуации. Развод может произойти и иначе, когда дети старше и отец своими письмами, своим поведением, своим примером влияет на детей и остается для них образцовой личностью.

Схематичное противопоставление образовательного уровня и профессиональной квалификации отца и матери должно быть отвергнуто еще и по следующей причине: многие женщины останавливаются в своем профессиональном развитии из-за раннего материнства или из-за материнства вообще. В таком случае вопрос состоит в том, готова ли мать использовать различные возможности для своего образования и развития. Если этого стремления нет (оно должно быть доказано фактами, а не предположениями) — то следует предпочесть отца как воспитателя. И при иных обстоятельствах стремление матери к самообразованию может быть решающим фактором при присуждении права на воспитание. Мать, которая действительно любит ребенка, будет готова расширять свои знания и умения хотя бы из любви к нему. Это доказывается тем, что многие женщины, чей брак вовсе не находится под угрозой, развивают себя в профессиональном отношении, учатся на курсах в институтах, чтобы хорошо воспитывать своих детей, быть им примером и помощницами в учебе.

Суммируя сказанное, можно добавить, что матери чаще имеют тесный контакт с детьми и большее воспитательное влияние, но что с развитием социалистического образа жизни усиливается роль отца в уходе за ребенком и его воспитании, а это является для ребенка большой радостью. В любом случае должно быть изучено фактическое положение дел, причем необходимо учитывать будущие потребности ребенка и будущее развитие родителей.
Вопрос заключается не в том, чтобы искать факты против права матери на воспитание в пользу отца, а в том, чтобы выяснить, кто из родителей способен лучше обеспечить формирование ребенка как личности социалистического общества.

(Visited 4 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *