Логотип Логотип 2

на главную

Не просто развлечение

Было такое в конце прошлого века — з начале этого. Мальчишки бежали в Америку. Правда, до Америки они не добирались — с ближайшей станции их бережно доставляли обратно под отчий кров. А матери с опаской поглядывали на книжки, которыми зачитывались их впечатлительные сыновья. Легко понять, что бежали они отнюдь не на помощь белым поработителям. Они жаждали помочь индейцам — краснокожим братьям, сражавшимся за свою свободу. Чингачгук, Кожаный Чулок — вот был их пароль.

Жажда приключений? Конечно. Кто в двенадцать лет не мечтал о таинственных необитаемых островах, погонях и схватках?! Но ведь не просто приключений искали ребята. Бежали мальчики на помощь последним из могикан... А уже на нашей памяти — на фронт сражаться с фашистами, а чуть раньше — помогать боровшейся за свою свободу республиканской Испании. Бежали ради дел благородных, приключений славных.

Может быть, приключенческий фильм и есть своего рода дань отроческому темпераменту, юношеской жажде впечатлений? Или нечто более значительное?

До сих пор бытует точка зрения на приключенческий фильм как на низшую категорию в шкале кинематографических ценностей. Снисходительно соглашаются: приключенческие, фантастические фильмы детям нужны. Но тем не менее к приключенческому фильму подходят как к фильм) чисто развлекательному.

Конечно, приключенческий фильм должен быть развлечением. И без этого — без праздничной приподнятости остросюжетного зрелища — такой фильм просто не состоится. Но полностью отказаться от нравственной стороны зрелища, не задумываться о его последствиях, о его влиянии на сознание юного зрителя приключенческое кино не может. Оно стремится использовать остросюжетный жанр в целях воспитательных.

Конечно, воспитательную цель кино не стоит понимать прямолинейно-дидактически. Дело не в том, чтобы преподнести детям некий поучительный урок. Просто в приключенческом фильме — именно в нем — юный зритель может найти себе пример для подражания. В фильмах этого жанра возможен тот герой, который мог бы называться идеальным. Герой, которому дети подражают, в кого играют дома и во дворе. Герой мужественный, честный, благородный, находчивый. Он стоит на страже справедливости, он — защитник угнетенных, т. е. о непременно социален. Можно было бы сказать: это Дон Кихот побеждающий. И в этого героя юный зритель должен поверить безоговорочно.

Особое значение для приключенческого фильма имеют те обстоятельства — исторические или современные, в которых действуют герои фильма. История нашей страны богата такими острыми, поворотными для ее судьбы событиями, которые дают наиболее благоприятный материал для приключенческого фильма, для показа активных действий его героя. Не случайно действия многих приключенческих лент происходит в годы гражданской войны и Великой Отечественной.

Одно из первых мест в шкале зрительских интересов подростков занимает детективы. К сожалению, детективных лент, рассчитанных специально на детей, почти не делается. Так что ребята удовлетворяют свою потребность за счет фильмов взрослых, вернее сказать, таких детективов, которые рассчитаны на некую вневозрастную аудиторию. Подросток смотрит без разбора все что предлагает ему телевидение и кинематограф.

К сожалению, нравственные установи детективных фильмов взрослых далеко не всегда ясны зрительному залу, состоящей из детей. Ради острого сюжета, напряженности действия и большей убедительности авторы заставляют мошенников в этих картинах действовать с такой ловкостью и изобретательностью, что они способны вызвать лишь восхищение подростка.

Ловкость! Вот слово, которое хотелось бы повторить. Юный зритель всегда на стороне ловкости, мужества, находчивости. И очень легко его «героем» может стать негодяй, поразивший мужеством и ловкостью. Так что же? Лишить негодяя этих качеств? Конечно нет. Просто хорошее кино покажет подростку, что ловкость негодяя, его мужество и находчивость ничтожны и отвратительны рядом с мужеством, находчивостью и ловкостью подлинного героя. Ибо разные у них намерения и цели. И именно благородство или низость цели и путей, которыми она достигается, отличает героя от негодяя, делает героя — героем, а негодяя — негодяем.

Можно возразить: приключенческий сюжет — это романтический миф. Что он дает человеку, вступающему в реальный мир, где не всегда отличишь честность от лицемерия, где люди живут в реальной, невыдуманной обстановке, в повседневности, отнюдь не героической? Не лучше ли научить подростка жить и действовать в обстоятельствах, ему известных? Детский кинема-тограф может гордиться десятками отличных фильмов такого рода. И все-таки без приключенческих лент современный детский кинематограф уже не обойдется... Будем только помнить о роли родителей и педагогов в сложных взаимоотношениях юного зрителя с приключенческим фильмом. Во многих семьях и многие педагоги серьезно и вдумчиво подходят к обсуждению с ре-бятами фильмов на школьные и морально-нравственные темы. Прекрасно, что школа и родители помогают ребятам разобраться в сложных вопросах морали, в тех жизненных ситуациях, с которыми их знакомит экран. Гораздо реже такие разговоры касаются фильмов приключенческих. А зря. Быть может, разумный, вдумчивый разговор об этих фильмах в семье и в классе мог бы дать ребятам правильное направление их мыслям и эмоциям. Потому что далеко не всегда юные зрители сами приходят к тем выводам и мыслям, которые заложены в фильме. Разговор такого рода может оказаться для ребят не только интересным, но и весьма полезным.

Reklama: