Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Воля и характер"

Внушаемость, упрямство, негативизм

Вы уже знаете, что слово, являясь сигналом сигналов, вызывает изменения в, по негативизм, ведении человека, перестраивает его, выступая в форме приказа, или распоряжения, или требования.

Правда, не всякое слово другого человека заставляет нас поступать так, как этому человеку хочется. Для того чтобы слово повлияло на нас, оно должно иметь для нас определенное значение, отвечать нашим потребностям, человек, его произнесший, должен быть для нас авторитетом. Только тогда слово другого человека станет для нас программой действия. Само собой разумеется, что доходчивое и веское слово может толкнуть и на хорошие и на дурные поступки. Но во всех случаях оно сохраняет и несет в себе силу внушения.
Вспомним роман Алексея Толстого «Петр Первый». Петр — в Троицкой Лавре, Софья — в Москве, идет борьба за престол, за власть. Ближайшим советчиком Петра по-прежнему оставался Лефорт. «...Лефорт ломаным шепотом рассказывал про то и се, смешил и ободрял и между балагурством вставлял дельные мысли...
Петр был неопытен и горяч. Лефорт повторял, что прежде всего нужна осторожность в борьбе с Софьей: не рваться в драку,—драка всем сейчас надоела, а под благодатный звон лавры обещать валившему из Москвы народу мир и благополучие. Софья сама упадет как подгнивший столб. Лефорт нашептывал:
— Ходи степенно, Петер, говори кротко, гляди тихо, службы стой, покуда ноги терпят, — всем будешь любезен. Вот, скажут, такого господина нам бог послал, при таком-то передохнем... — Близко шептали его тонкие губы, закрученные усики щекотали щеку Петра, зрачки, то ласковые, то твердые, дышали умом и дебошанством... Любимый человек читал в мыслях, словами выговаривал то, что смутным только желанием бродило в голове Петра…» (подчеркнуто мной. — А. П.).

Алексей Толстой правильно подмечает и описывает механизм внушающего действия слов Лефорта: слова его находят отклик в голове Петра потому, что они отвечают внутренним стремлениям, пусть еще не определенным и не осознанным потребностям юного царя. В жизни так и бывает — человек поддается внушению потому, что он оказывается внутренне подготовлен всем строем своих потребностей, желаний, интересов к тому, чтобы принять совет или приказание, просьбу или требование. В этом смысле внушение — это самовнушение.
Просьба, приказ, совет, требование — это внушение, волеизъявление, выраженные в речи. Каждый из этих видов побуждения к действию обладает различной степенью эффективности. Неодинаковое воздействие слова зависит от того, какими языковыми средствами пользуется человек, какие интонации он использует, какими действиями, жестами и движениями сопровождается его речь. Видный русский военный специалист М. Драгомиров по этому поводу замечал: «Скажи мне, как ты отдаешь приказание, и я тебе скажу, каково будет исполнение».
Все люди в большей или меньшей степени поддаются внушению, иначе и быть не может: ведь люди, общаясь, постоянно воздействуют друг на друга.
Однако степень внушаемости у разных людей разная. У некоторых повышенная внушаемость выступает как отрицательное качество воли. О таком человеке мы говорим, что он не имеет своего «я», лишен собственной инициативы, легко становится послушным орудием, а иногда игрушкой в руках другого человека. И как бы его ни называли — грубо «тряпкой» или вежливо и деликатно «воском», — это не меняет дела. Крайне внушаемого субъекта легко подбить на преступление, заставить сделать подлость.
Могут возразить, что в данном случае все будет зависеть от того, кто внушает, и что можно внушить человеку и хорошие дела и мысли. Это так. Но что хорошего в том, если судьба человека, его нравственный облик, вся его личность поставлена в зависимость от того, какой «встречный-поперечный» попадется ему на пути и вынудит его к повиновению? Повышенная внушаемость — одно из свидетельств слабости воли.

Среди волевых качеств человека имеется одно, которое кажется во всем противоположным внушаемости. Крайние его проявления хорошо видны на следующем примере. Мальчик лет семи требовательным, капризным голосом настаивает, чтобы мать взяла его с собой в гости, мать возражает, но он не унимается, плачет. Наконец она говорит: «Ну, идем!» Секундное замешательство— и вдруг ребенок говорит: «Не пойду!» Мать направляется к двери. С криком «Пойду!» мальчик бежит за ней, но как только мать возвращается и предлагает ему одеваться — отказывается. Так иногда повторяется несколько раз. Подобное явление носит название «негативизм» и представляет собой высшую степень упрямства. Случаи негативизма — это своего рода внушаемость «шиворот-навыворот». В ответ на требование или совет сделать что-либо таким-то и таким-то образом упрямец поступает как раз наоборот.
Капризность, упрямство и его крайнее проявление — негативизм — свидетельствуют не о силе, а скорее о слабости воли, если вспомнить, что волю мы понимаем как сознательную организацию человеком своей деятельности, направленной на преодоление трудностей. Ни о какой сознательной организации поведения в этих случаях говорить не приходится.
Ценное волевое качество — самостоятельность. Самостоятельность воли одинаково далека от внушаемости, с одной стороны, и упрямства или негативизма — с другой. Самостоятельность воли предполагает использование советов, подчинение разумным требованиям, учет чужих мнений, но вместе с тем критическое отношение к этим советам, требованиям и мнениям. Народная мудрость, утверждающая, что «ум хорошо, а два лучше», рекомендует «иметь свою голову на плечах» и не без иронии отмечает, что «всякий совет к разуму хорош».
Итак, внушение—это внешнее воздействие, побуждающее человека к действию, осуществляется в прямой зависимости от внутренних условий, а именно от особенностей личности: потребностей, степени внушаемости, упрямства, самостоятельности воли и т. д. В обычных обстоятельствах у большинства людей воля всегда противодействует внушению. Однако бывают такие ситуации, когда воля человека практически не препятствует никаким внушающим воздействиям. Здесь имеются в виду явления гипнотического внушения.

Реклама: