Предки — наш жизненный дар, наша способность к жизни

Знание своих предков — знание «своей причины» в мире — чисто эмоционально привлекает многих людей. Когда-то это было необходимо. Например, в Древнем Риме гражданин должен был знать семь поколений предков, поскольку это нужно для наследования земли (основного богатства, основного мерила положения лица в обществе). И в новое время люди многих народов, например, казахи, могли назвать имена своих предков в нескольких поколениях. С утратой собственности знание своего прошлого становится не менее, а даже более необходимым. Теперь богатство — индивидуальные особенности развития. Речь идет не только об облике, но главное — об особенности роста, варианта нормы (нормального состояния), свойственного конкретному человеку.

Аристотель называл отца причиной ребенка. В большей степени это можно отнести к матери, а по справедливости — к обоим.

Что практически полезного может извлечь человек из знаний о своих дальних предках?

Для врача это, во-первых, совершенствование диагностики, поскольку развитие ребенка в «привычных нормальных» границах, но в несоответствии с ожидаемым по состоянию рода темпом может свидетельствовать о неблагополучии. Во-вторых, это знание может быть положено в основу сверхдальнего прогноза здоровья будущих поколений.

Предки в обыденном представлении ассоциируются с пожилыми и старыми людьми. В какой-то степени эта ассоциация поддерживается постоянным упоминанием продолжительности (и весьма большой) жизни предков. Однако следует обратить внимание, что биологически значим у предка возраст, в котором родился потомок. Иными слонами.

человек, стремящийся вызвать облик предков, должен представить череду молодых лиц.

Старый человек всегда имеет по достижении любого возраста определенную вероятность прожить некоторый срок еще. Если допустима такая метафора; то «природа» ведет себя подобно вежливому, интеллигентному хозяину — не торопит гостя, продолжая поддерживать разговор и ожидая, когда тот сам примет решение уйти, а не как администратор в кинотеатре, побуждая зрителей после окончания сеанса поскорее покинуть зал.

Исследования показали, чем длительнее жизнь у прабабушек и прадедушек, тем быстрее нарастает масса ребенка на первом году жизни. Таким образом, продолжительность жизни может промеряться не только стопкой календарей, бегом хронометра (часов), но и весом отдаленного потомка.

Казалось бы, вскрыта довольно простая закономерность более быстрого развития детей у наиболее жизнеспособных родов, однако следует внести важную поправку. Чем более различаются предки по возрасту (чем больше в роду было долгожителей и короткожителей), тем выше (правильнее было бы сказать — длиннее) новорожденный.

Подчеркнем одну особенность: даже очень значительное изменение продолжительности жизни у предков не может привести к патологическому уровню показателей у новорожденного. Иными словами, «влияние» предков ограничивается формированием варианта нормы.

Прибегая к понятию «генеалогическое дерево», можно использовать метафору, что для отдаленного потомка не безразлично, и каком возрасте у предков ответвилась линия, приведшая к нему, поскольку обнаруживается зависимость возраста материнства у прабабушек и бабушек по матери с ростом ребенка в год, а также возраста материнства прабабушек и уровня гемоглобина годовалого ребенка.

Оказывается, что столь важная биологическая величина, как скорость роста, определенным образом зависит от того, когда в прошлом появилась ветвь, принесшая данного ребенка. Этот временной промежуток внешне не относится к жизни ребенка, но, в связи с тем что он влияет на ребенка, может быть отнесен к его (ребенка) жизни, его «возрасту в поколениях». Возникает вопрос об исчислении продолжительности «персонализированной» и «деперсонализированной» жизни индивидуума. Длительность «персонализированной» жизни исчисляется с момента зачатия (в медицинском аспекте) и с момента рождения (юридически). Длительность «деперсонализированной» жизни индивидуума не определена (возможно, что это принципиально точно не может быть определено — начинается и заканчивается очень малыми проявлениями).

Индивидуальность, по-видимому, не истачивается, не растворяется в сонме предков, а проявляется в свойствах ребенка через много лет, оставаясь актуальным прошлым. Конечно, во многом это обусловлено стойкостью, какой-то неколебимостью основных закономерностей рода и части этнической общности. Скорее всего — иначе мы не можем себе представить — происходит непосредственное влияние родителей на ребенка и таким образом перетекает, передается в череде поколений влияние отдаленного предка. Между двумя крайними полюсами двух «линий» предков («строго» женской и «строго» мужской) и 5-м поколении находятся еще 30 индивидуумов, которые образуют «смешанные» линии, постепенно сливающиеся с двумя рафинированными линиями в единый поток.

Череда поколений, обилие предков как-то стирают или во всяком случае размывают восприятие отдаленных как индивидуумов, так и отдельных поколений. В связи с этим особый интерес, заостряющий внимание к проблеме, представляет сопоставление 5-го поколения предков и сегодняшних их потомков.

При большой продолжительности жизни предков, значительной близости предков 5-го поколения по продолжительности жизни (ровесники по смерти, а не по рождению) можно ожидать большую массу новорожденного. Иногда средняя продолжительность жизни уменьшена за счет «неожиданно» ранней смерти отдельных индивидуумов. Причиной этой смерти могли быть и болезни. Казалось бы, устранение этих индивидуумов должно принести только пользу для отдаленных потомков (евгеника в абстракции), однако анализ показывает, что существование в роду таких индивидуумов сочетается с увеличением размеров ребенка в год. Если потомство и рождается менее крупным, то затем ребенок как бы восполняет в год (добирает) «часть жизни» (если рассматривать интенсивность роста как меру жизненного потенциала, которую не дожил отдаленный предок). Таким образом, хронологическая структура — во всяком случае, 5-го колена — существенна для потомков.

Как показывают исследования, при преобладании первенцев в предшествующих поколениях размеры (масса, рост) у новорожденного ребенка больше, при преобладании третьяков — ребенок будет более миниатюрным. Обращает внимание, что в основном современный нам контингент детей сформирован вторыми детьми в роду. Достаточно указать, что возможная акселерация развития детей может быть, в частности, обусловлена снижением рождаемости, увеличением доли малодетных семей, а следовательно, и ростом прослойки первенцев среди предков.

Последнее очень важно в этическом плане. Выше мы старались провести мысль, что каждый индивидуум является своеобразным итогом жизни своих предков, иными словами, жизнь предков является началом индивидуума. По аналогии можно представить и продолжение жизни в потомках данного индивидуума. В этом отношении, казалось бы, люди, не имеющие собственных детей, являются «терминалами», их жизнь ограничивается длительностью собственного дыхания, не имеет продолжения. В действительности же зарождение индивидуума уже не проходит бесследно, жизнь человека оставляет отпечаток на близких ему и непрямых потомках.

С возникновением высших форм психики в полной мере развивается такой охранительный механизм, как страх смерти. У человека этот страх повлиял и на возникновение этических норм и системы поведения и, наконец, отразился в мировоззрении. Этот вопрос не обходили и философские учения и религии. В противовес очевидной (закономерной — по В. И. Вернадскому) бренности индивидуума не могли не возникнуть в виде своеобразного иллюзорного сопротивления представления о загробном мире. Наиболее полные, детально разработанные представления о загробной жизни были у древних египтян. Что-то по-человечески трогательное было в договорах, составляемых человеком с божествами «загробного царства», письма туда родственникам и ожидание ответов в виде материальных благ. Положительно стремилась ответить на вопрос о бессмертии каждая мировая религия. Бесплотный рай христиан, чувственный мусульманский рай, перевоплощенный в лягушку после смерти человек в буддизме — все это в какой-то степени закономерный протест против резкого обрыва жизни смертью. Возможно, одна из причин стойкого сохранения религиозных взглядов даже в образованной, интеллигентной среде состоит в непримиримости с разрывом с близкими (предками, детьми), попыткой ценой хотя бы иллюзорного сохранения индивидуума после смерти.

Материалистическое мировоззрение выразило стремление к бессмертию в виде мечты. В качестве примера можно привести высказывания французского философа-просветителя XVIII век; Ж. А. Кондорсе: «Будет ли нелепо пред положить, что совершенствование человеческого рода должно быть рассматриваемо как неограниченно прогрессирующая способность, что должно насту пить время, когда смерть будет толь» следствием необыкновенных случайностей либо все более и более медленного разрушения жизненных сил, и что, наконец, продолжительность среднего промежутка между рождением и этим разрушением не имеет никакого определенного предела?

Без сомнения, человек не станет бес смертным, но расстояние между моментом, когда он начинает жить, и тем когда естественно, без болезней, без случайности, он испытывает затруднение существовать, не может ли оно беспрестанно возрастать?»

Генеалогическое досье, возможно необходимо каждому человеку, независимо от социального происхождения, не желательно, чтобы оно пополнялось качественной характеристикой жизни предков.

Примечательно, что на основе выявленной закономерности между продолжительностью жизни предков и физическим состоянием ребенка появляется возможность реконструкции по ребенку характеристик его предшественников. Конечно, это восстановление может быть лишь приблизительным.

В исторических исследованиях создана высокая методическая культура работы с документами. Своеобразным «документом о благополучии» предстает продолжительность жизни. Этот «документ» в понимании исторического процесса может оказаться не менее важным, чем грамота о ленном владении и т. п., поскольку речь идет не только о свойствах данного индивидуума, но о некоторой характеристике его будущих потом ков и, следовательно, тех или иных линиях поведения и судьбы рода.

Развитие общества, рост его производительной мощности и сопряженная с этим социальная перестройка сопровождаются хотя и неуравнительным, но широким распространением возможностей, «свобод» (распространение образования, гарантия личной безопасности, право на труд и жилище (в нашей стране) и т. д. Конечно, имеется колоссальный диапазон по мере исторического развития от «свободы» слова в Византии — право говорить императору, предоставленное немногочисленному кругу лиц, до свободы слова в социалистическом обществе, особенно в современный период гласности. В этом можно увидеть расширение на широкие слои населения прав, предоставленных в определенной исторической формации элите. Генеалогические материалы («деревья», карты, досье) были привилегией лишь правящего класса феодального общества и элиты капиталистического, но в другом обществе можно поставить вопрос о праве каждого гражданина на знание о своих предках. Этот вопрос поднимает еще более важную проблему о правах, гарантиях данному человеку, касающихся его отдаленного потомства (возможность или право на «деперсонализированную жизнь» по окончании «персонализированной»).

Возникает вопрос о продолжении жизни после смерти (в обычном понимании) индивидуума на материалистической основе — в человеческой форме (если будет позволена такая игра слов). Жизнь не начинается внезапно (с момента зачатия), игры случая и не заканчивается резко, внезапно, хотя и зачатие, и агония являются вехами в индивидуальной жизни индивидуума — началом и концом персоны (но не существа). Для человека характерно включение в свой эмоциональный и интеллектуальный мир очень отдаленных объектов, времен, целей и т. д., и, по-видимому, необходимо психическое осознание себя в прошлом и будущем. Мы говорим о смерти человека, поскольку это выражение следует оставить за вполне определенным событием — концом его жизни. Поскольку мы уже говорили о том, что сомнительно проведение границ, более строго — проведение «точных» временных границ (например, границ атмосферы земного пространства и пр.), оправдано введение отсчета от «ядра» деления индивидуальности. Такой точкой может быть пора зрелости персоны, от которой может считаться время в обе стороны — в прошлое и будущее.

Человек связан определенными этическими отношениями со своими предками и потомками. У многих народов существует праздник, посвященный памяти предков. С нашей точки зрения, желательно создание материалистических обрядов нескольких праздников (либо фаз одного праздника): «Праздника памяти предков» (его действительно следует посвятить предкам, которых видело и помнит современное потомство), который будет иметь просветленный, но элегический, печальный характер; «Праздник живущего рода» (праздник людей, связанных родством), включающий встречи, разговоры, письма родственников и имеющий очень личностный характер; наконец, «Праздник истоков» или нечто подобное, который каждый человек посвятит своим непосредственным предкам (например, по пятое колено). Последний по своей сути должен носить мажорный характер (каким-то образом может быть связан с днем рождения, например, празднование дней рождения предков как свое — каждый год одного предка, всего 62 года, поскольку праздник должен ассоциироваться не с могилами предков, а с довольно большой совокупностью целующихся молодых пар (по пятое поколение — 32 пары). Достаточно это представить, чтобы понять всю интимность и приподнятую радостность этого праздника. В соответствии с национальными традициями может быть разработан ритуал и написана ритуальная музыка (как «Свадебный марш» Мендельсона), исполняемая только по этим праздникам. Вполне понятно, что все эти праздники необходимы не для «умерших», а для живых — для понимания каждым человеком собственной значительности, собственного достоинства, для увеличения самоуважения и уважения к другим людям.

Исследование прошлого вызвано двумя причинами. Во-первых, стремлением глубже понять возникновение и свойства конкретного индивидуума, а во-вторых, задачами медицинской прогностики. Первый аспект важен для более тонкой индивидуальной диагностики и прогностики. Второй — с оптимизмом позволяет подойти к проблеме сверхдолгосрочных прогнозов и уже в сегодняшнее время позаботиться о состоянии потомства в отдаленном будущем.

Самый главный вывод состоит в том, что никогда человек не должен чувствовать себя одиноким, поскольку, по-видимому, с ним каждое мгновение «находятся» его предки, незримо накладывая свой отпечаток на его действия. Это продолжающаяся жизнь предков, не навязывающая потомку жестких условий, но существующая в его бытии. И далее. Человек должен приучиться видеть себя в отдаленном будущем.

Для человека прошлое полностью определено количеством предков, их здоровьем, старшинством в семье, возрастом рождения непосредственного предка и др. Иное положение с будущим, которое принципиально неопределенно. Если в прошлом выбор судьбы сделан за индивидуума, то будущее в значительной степени выбирается им самим. Прошлое — дар, ярко выраженная способность к жизни, будущее — свобода.

Общественно ценное в родительском вкладе состоит в том, что обеспечивается будущее страны, в облагораживающем воздействии здорового ребенка на все окружающее. Смеющееся детское лицо — лучший стимул, лучшее утешение и оптимальная цель.

За жизнь ребенка несут моральную ответственность родители, но они должны видеть себя и в более отдаленном будущем, охватывающем примерно полтора века. Мы видим, какое влияние оказывает здоровье бабушек и дедушек на состояние ребенка. Дело не только в том, что их заболевания передаются по наследству. Важнее, что образ жизни, увеличивающий риск болезни и приводящий в итоге к заболеванию, влияет на зарождающуюся жизнь еще задолго до того, когда проявятся первые признаки болезни у самого родителя. Осознанное желание подарить здоровье, а не только саму жизнь должно наполнять родительскую душу. Иными словами, лучшие врачи для ребенка сами родители, да и врачебную деятельность можно (и, скорее всего, нужно) рассматривать как раздел этики (философии отношений). Не как прикладную биологическую дисциплину с этическими аспектами, а как этическую дисциплину с биологическим аппаратом и системой технических действий.

Этика рассматривает в своих категориях альтернативы жизни и смерти, счастья и горя, добра и зла, дружбы и вражды. Все это разъясняют, всему этому обучают родители. При этом важно физически и душевно объединить стари ков и детей (прошлое и будущее). По своим психофизиологическим функциям старые люди и дети в определенных свойствах равны, а в других взаимно дополняют друг друга, что формирует единую микросоциальную систему. Старик и ребенок имеют больше возможности для оптимального существовании при объединении, чем порознь.

Для бабушек и дедушек развитие здорового внука или внучки — милого друга— продлевает жизнь и наполняет ее смыслом и теплом.

Особое значение имеет обучение ребенка взаимоотношениям с больными взрослыми. Очень важно использован печальный опыт для воспитания сочувствия. В связи с этим важно обучай ребенка «песенке-заклинанию» для бабушки, мамы, побудить его принеси листок, «ветку надежды» с пожеланиями здоровья больному. Сам ритуал открывает широкие возможности для творчества ребенка. В итоге продолжится «жизнетворная связь времен».

Важно осознать, что дети — «уходящий народ» и каждый ребенок представляет ценность для общества, даже больной.

Взаимодействие с больным ребенком требует особых знаний и умений: ребенок бывает злым, неопрятным, лживым, отчужденным от мира. Следует учитывать плохую память и утомляемость.

В то же время больной ребенок имеет и некоторые преимущества перед здоровым: у него происходит своеобразное ускорение развития, он способен как бы забирать знания из будущего, быть мудрее здорового сверстника. В случае плохого исхода родители должны подготовиться к закреплению памяти о ребенке (осветление памяти) или создать достаточно богатую жизнь ребенку при инвалидизации.

Врач — первый и лучший (в принципе) советчик родителей. Ценное для ребенка в деятельности врача состоит в переживании полноты жизни в развитии — в содействии восприятию новизны (мира, знаний, навыков), в содействии восприятию природы (цветов, плодов, животных, смены времен года, погоды и климата), в содействии эмоциональному обогащению ребенка любовью к родителям, бабушкам и дедушкам, дружбой со сверстниками.

Дети дают родителям полноту жизни (для матери, полный расцвет чувств, для отца — ощущение всесильности и собственного достоинства), бессмертие родителей в потомстве. Должное всех людей, и прежде всего родителей, по отношению к ребенку — как больному, так и здоровому — состоит в оказании действенной помощи, защите от страданий, уважении личности ребенка (изгнание боли, страха), уважении эстетического чувства и фантазии ребенка (красота одежды, лица, пения и рассказывания сказок и др.), размышлении о будущем ребенка. Все эти моральные требования (заповеди), в принципе, хорошо известны. Только ощущение прекрасного, к которому очень чувствительны дети (и которые, скорее всего, являются одним из фундаментальных качеств человека разумного — его отличием от других видов человека), пока не принимаются к обязательному удовлетворению. Желательно создание детских и семейных праздников («Праздник начала жизни — зачатия» и др.), в ходе которых будут и песни и танцы втроем (родители и ребенок), «Праздник окружающего мира» — празднование весны, осени, зимы и лета (первого снега, первого дождя и т. п.). Наши наблюдения показывают (это подтверждают данные известного молдавского педиатра Л. Ф. Чокирла и не менее известного армянского детского врача Л. Р. Симоняна), что сильные положительные эмоции как бы стирают неблагоприятное прошлое в роду — ослабляют влияние различных заболеваний бабушек и дедушек.

Так, постепенно будет формироваться через счастливое настоящее, которое опирается на прошлое, светлое человеческое будущее.

(Visited 15 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *