Логотип Логотип 2

на главную

Развитие логической памяти

Обнаружили, что дети, работавшие с разрозненными кусками текста, запомнили материал лучше. Поначалу факт удивил педагогов: ведь именно логической связи меньше было между разрозненными кусками материала, чем в последовательном тексте учебника!

При более глубоком разборе стало ясно: важнее всего оказалось, что дети вынуждены были самостоятельно «пошевелить мозгами», находя последовательность разрозненных кусков текста и соединяя их.

И у нас, и за рубежом уже давно и неоднократно проводились опыты такого рода. Итог их был однозначен: самостоятельное умственное оперирование материалом приводит к запоминанию по меньшей мере равноценному, а иногда даже лучшему, чем сознательное заучивание «на память». Если надо запомнить какой-то список (будь то города и реки по географии, особые слова в правописании, даже расположение войск в какой-то битве), надо обязательно этот список перетасовать по-своему — не так, как в учебнике, не так, как продиктовал учитель, а в ином, своем порядке. На языке современной теории информации это называется «перекодировка». И у взрослых, и у детей простейшая перекодировка заключается в приеме классификации (если надо заучить ряд иностранных слов, лучше их разделить на смысловые группы: какие слова к каким родам относятся). Опять-таки, тут не столь важно, по какому принципу станет группировать материал человек, но важно, чтоб он сам этот принцип выбрал и его последовательно придерживался. Например, в списке иностранных слов можно делить эти слова даже просто по величине: короткие, средние и длинные слова... Но главное, чтобы запо-минающий сам подумал, как лучше поделить слова, как ему окажется удобнее.

Конечно, продолжая этот пример, лингвист всегда найдет более глубокий, изящный способ группировки ряда слов (более верное, научное подразделение), чем школьник. И для запоминания это не безразлично — «умное» деление удержится в памяти легче и прочнее, чем неудачное. А уж всякому ясно, что делить слова на короткие, длинные и средние — это классификация весьма незамысловатая, чтобы не сказать примитивная, лучше бы избрать иную... Но без риска больших ошибок можно провозгласить: лучше такая самостоятельно сделанная классификация (как прием памяти), чем умная, но кем-то подсказанная и прямо заданная. Другими словами, гораздо важнее для логической памяти факт собственной попытки мыслить и располагать материал, чем степень логичности и рациональности получившегося расположения. Для решения задач в любой области, в любой науке важна логика, правильность, резонность. Неважно, много ли вы старались, и неважно, сколько раз, с новых сторон вы приступали к задаче. Важен ответ, в широком смысле слова (верный ход). Иное дело — в решении мнемической задачи (задачи запомнить, поточнее и попрочнее); тут почти прямая зависимость: чем больше разнообразных подходов, чем больше самостоятельных стараний проявлено, тем успешнее окажется решенной задача — запомнить...

За последние годы в дидактике возникло новое направление — «проблемное обучение». Суть его в том, что детям не дают готовых знаний (послушай учителя, просмотри учебник и постарайся усвоить), а стремятся каждый шаг в учебе превратить в решение проблемы, в работу над задачей... Причем — самое важное — условия задачи школьник тоже сам должен осознать и разъяснить себе, а не получить в готовом виде.

Заставить хорошенько (и самостоятельно!) подумать над любым материалом — это значит заставить надолго и глубоко запомнить этот материал. Задачи развития самостоятельного мышления и задачи тренировки логической памяти здесь совмещаются.

Особое место в учебной работе занимает вычленение логической структуры учебного материала (что главное, что второстепенное). Здесь давно подмечен «парадокс тройки». В чем он состоит? А в следующем: если школьник бегло просматривает заданный урок, стремясь выучить его «хотя бы на тройку», и если это делается не на ходу, не на перемене, а заранее, дома, без дефицита времени, тогда, как показывает обширный опыт, материал частенько оказывается усвоенным на «4», а не на «3». В чем здесь дело?

А в том, что учебная задача «усвоить хотя бы на тройку» реально означает: запомнить и понять в заданном уроке самое главное, основное. Тройку-то ставят обычно, когда знаешь основное, но не больше того! И «парадокс тройки» состоит именно в этом: чтобы знать основное в уроке, надо самому прочитать все и прикинуть, где главное, что надо знать, а где — уже тонкости, подробности, иллюстративные примеры. И вот в ходе такой самостоятельной умственной работы оказывается: запоминается сама работа мысли и ее содержание! Запоминается и самое главное («на тройку»!), но многое «сверх тройки» тоже остается в памяти!

Отчего полезно это знать взрослым, родителям? Оттого, что именно в этой работе старшие могут и помочь, и натолкнуть младших на верный путь... Ведь тут даже дело не в наших знаниях, важна сама взрослость: взрослые люди, просматривая незнакомый текст в учебнике, всегда могут лучше увидеть главное, чем дети.

Школьники часто спрашивают: «Надо ли учить мелкий шрифт?» Тут очевидно, что ребята оценивают заданные уроки с позиций, сколько строчек и страниц, а не с позиций сколько смысловых единиц, сколько мыслей и положений. Здесь лучше всего отвечать примерно так: различайте, что в уроке основное, и учите прежде всего это. А «мелкий шрифт» учите во вторую очередь, если останется время, или, наоборот, поломайте немножко голову над смыслом этого «мелкого шрифта».

Простейшие приемы анализа изучаемого материала дети должны усвоить сначала как логические приемы. Беря самый простой прием — «перекодировки», классификации, полезно запомнить обычные ошибки детей. Скажем, классификация деревьев: «Все деревья делятся на лиственные, хвойные и тропические...» В учебниках логики предупреждают, что ошибки такого рода нередки и у взрослых людей, в сложных вопросах: спутаны признаки, по которым ведется классификация. Очевидно, должен быть естественный порядок: сначала научить правильно классифицировать, а потом — применять эту операцию для запоминания

Едва ли не важнейшая часть школьного материала по любому предмету — это усвоение терминологии. Здесь бывает трудно разобраться, где цель, а где средства обучения. Вот на уроках химии вводятся термины «валентность», «радикал»... По алгебре радикалы тоже были, да совсем другие, не о том. Представление (сначала) и за тем более строгое и глубокое понятие валентности — это сразу и материал химии и словарный запас, и цель, и средство...

Взрослому это понятно. Да, термин в науки — главное содержание учебного предмета. Да, любой заданный урок тем труднее чем больше новых терминов, новых понятий в нем содержится. Но возьмите просто вопрос: «Сколько новых терминов в данном уроке?» Попробуйте на него ответить без долгих рассуждений, одним словом — числительным... Это в большинстве случаев можно сделать, но привычки к этому нет ни у нас ни тем более у детей. По любому учебному предмету любой урок, требующий длительной работы или беглого просмотра, полезно оценивать прежде всего вот по этому вопросу: сколько новых сведений, сколько новых понятий надо усвоить к следующему уроку? Ясное, сознательное выделение новых слов научного словаря — важнейшая часть той суммы навыков умственной работы, которую мы привыкли называть «уметь выделять главное». Сколько новых терминов? Сколько приведено в учебнике примеров для разъяснения этих терминов? Вот два вопроса, которые должны стать внутренней привычкой каждого школьника как можно раньше. Ответ на эти вопросы и представляет собой «самостоятельную логическую обработку учебного материала», т. е. выполнение главной заповеди психологии памяти.

А следующим шагом на этом пути может быть отграничение знания. Что это значит? Допустим, школьник выучил урок, посвященный резонансу из учебника физики. Допустим, он сделал верные акценты «самого понятия» и «примеров к нему» (возможно, ему тут помогли старшие). Он уже не спрашивает: «Сколько надо рассказывать примеров резонанса? Неужели все, какие даны в учебнике, да еще те, которые приводил вчера учитель?» Нет, он уже знает: надо усвоить главное понятие и уметь его показать на примерах. А откуда возьмешь примеры, это не столь важно. И сколько можно набрать примеров — два или пять — тоже не самое существенное.

Но... если говорить о резонансе, то полезно прикинуть: а какие вопросы содержатся неявно в этом учебном материале? Вот, скажем, все примеры в учебнике и все примеры, что приводил учитель, толкуют насчет резонанса между твердыми телами. А само определение, словесная формула понятия «резонанс» — она как-то не содержит оговорки, что резонанс возможен лишь между твердыми телами... А возможен ли феномен резонанса между жидкими веществами или газами? А в четвертом состоянии вещества, плазме, бывает резонанс или нет? Вот такие вопросы, выходящие за пределы учебного материала (там нет ясного ответа, и школьная программа не предусматривает разбор таких вопросов), условимся называть «белые вопросы» — по образцу «белых пятен» на карте мира.

Многие родители знают, что дети склонны задавать среди других вопросов и такие вот — «белые». Известно, что поток подобных вопросов составляет часть очень важного личного качества интеллектуальной активности. Гораздо реже взрослые знают такую деталь педагогической психологии: «белые вопросы» не обязательно требуют решения и ответа; польза таких вопросов в том, чтобы помочь ясно представить, что нужно знать и помнить, а что необязательно

Глубинный смысл таких вопросов уже за пределами проблем памяти, это же относится к области «развития мышления и сознания». Но надо подчеркнуть особую роль таких вопросов для все той же мнемическои задачи — внутренней переработки, систематизации запоминаемого материала, именно для улучшения запоминания.

Итак, тренировка логической памяти, или «большая техника памяти», включает в себя привычку к самостоятельным умственным операциям над запоминаемым материалом.

Наверняка, прочтя все это, некоторые родители спросят: но как конкретно все это делать, с чего начинать, на каком материале, в каком количестве?

Психология и педагогика могут подсказать верный путь, но не готовые рецепты. Впрочем, если угодно, вот готовый рецепт: ищите, пробуйте, разбирайте неудачи, не повторяйте ошибок, какие вы уже обнаружили. И не рассчитывайте на фантастические перемены в течение нескольких недель (бывает и такое, но очень редко) — развитие логической памяти требует многих усилий. Но зато и окупаются такие усилия сторицею.

Reklama: