Логотип Логотип 2

на главную

Вреден или полезен эмоциональный стресс?

...И будешь тверд в удаче и в несчастья.
Которым в сущности цена одна.

Р. Киплипш

Болезни века. Мы живем в эпоху научно-технической революции и серьезных достижений в области биологии и медицины. В экономически развитых странах удалось, справиться с болезнями, которые в прошлом уносили десятки тысяч жизней. Практически прекратились эпидемия таких смертельно опасных инфекций, как чума, черная оспа, холера, сыпной тиф; значительно снизилась смертность от многих других инфекционных заболеваний и туберкулеза, снижается процент детской смертности, побежден полиомиелит, возросла техника оперативных вмешательств при серьезных хирургических заболеваниях, появилась возможность для успешной пересадки жизненно важных органов, включая сердце.
Перечисление многих успехов в разных областях медицины могло бы занять не один десяток страниц. Но в целом заболеваемость не уменьшилась. Из года в год в Нашей и других странах растет количество клиник, больниц и поликлиник, и все же их постоянно не хватает. Существенно изменилась структура заболеваемости. Место тяжелых инфекций заняли болезни, которые в обиходе еще называют «болезнями цивилизации». Сюда относится гипертоническая болезнь со всеми ее грозными осложнениями, вплоть до инсульта и инфаркта, стенокардия, опухоли, язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, бронхиальная астма и другие заболевания аллергической природы, экземы и нейродермиты, а также алкоголизм и наркомания. Большинство этих заболеваний относят к категории так называемых психосоматических (сома — по-гречески «тело»). Этот термин означает, что изменения, которые происходят при этих заболеваниях во внутренних органах и системах организма (сердечнососудистой, желудочно-кишечной, дыхательной), врачи связывают с более или менее длительным эмоциональным напряжением (в виде страха, тоски, ненависти, обиды, отчаяния), возникающим в ответ на жизненные трудности и конфликты — как межличностные (т. е. между людьми), так и внутренние. Именно внутренним конфликтам приписывают основную роль в возникновении неврозов и психосоматических заболеваний.
Об этом необходимо знать учителю, поскольку многие психосоматические заболевания «помолодели» и их причины коренятся в неправильном взаимодействии старших и младших, последствия которого для последних могут стать необратимыми.
О природе стресса. Что представляет собой внутренний конфликт?

Это конфликт между двумя одинаково сильными, но не совместимыми друг с другом потребностями, между двумя разнонаправленными тенденциями поведения. Так, если человек ради удовлетворения каких-то своих эгоистических потребностей (честолюбия, корыстолюбия, страха за свое благополучие, стремления к власти или чувственным удовольствиям) должен совершить поступки, противоречащие его представлениям о самом себе как о благородном и сильном человеке, поступки, которые могут ущемить его чувство чести и справедливости, — он оказывается в ситуации раздвоенности, конфликта с самим собой. Потребность, само существование которой противоречит основным воспитанным установкам поведения, не может быть удовлетворена непосредственно в поведении и вызывает хроническое эмоциональное напряжение. Другой причиной эмоционального напряжения становятся, как мы уже писали, столкновения с внешними препятствиями, мешающими удовлетворить потребность, вполне приемлемую для личности, или удары судьбы, такие, как смерть близких, войны, конфликты. Независимо от того, по каким причинам — внешним или внутренним — не удается удовлетворить актуальную потребность, у человека возникает состояние стресса.
Слово «стресс» используется, по-видимому, чаще любого другого научного термина и в популярной литературе, и в быту. Однако многие из тех, кто широко пользуется этим термином для характеристики своего состояния или состояния своих близких, не всегда представляют точное его значение и весь сложный комплекс проблем, связанных с этим понятием.
Концепция стресса разрабатывается с 1936 г. выдающимся канадским физиологом Гансом Селье и его последователями во всех странах мира. Он определял стресс как специфический ответ организма человека или животного на любое предъявленное ему требование; этот ответ представляет собой напряжение (русский перевод английского слова «стресс») всех защитных сил организма, мобилизацию его ресурсов, и прежде всего вегетативной, нервной и гормональной систем, для приспособления к изменившейся ситуации и решения возникших жизненных задач.
Фазы стресса. Г. Селье выделяет три фазы такого реагирования организма:
1) реакцию тревоги, отражающую процесс мобилизации резервов;
2) фазу сопротивления, когда удается успешно преодолевать возникшие трудности без какого-либо видимого ущерба для здоровья. На этой фазе организм оказывается даже более устойчивым к разнообразным вредным воздействиям (интоксикации, кровопотери, лишению пищи, болевым ощущениям и т. п.), чем в обычном, исходном состоянии; 3) фазу истощения, когда вследствие чрезмерно длительного или избыточно интенсивного напряжения истощаются приспособительные возможности организма, снижается его устойчивость к заболеваниям и появляются разнообразные признаки физического неблагополучия: снижение аппетита, нарушение сна, расстройства стула, потеря веса, повышение артериального давления, нарушение сердечного ритма и т. п.
Открытие закономерного перехода от стадии мобилизации к стадии истощения позволило ученым привлечь концепцию стресса для объяснения механизмов возникновения психосоматических заболеваний. При этом саморазвитие состояния стресса, даже если оно вызывается физическим воздействием (травмой, переохлаждением или перегреванием, болевым шоком), в большой степени определяется возникающими при этом отрицательными переживаниями:
эмоциональными реакциями на ситуацию в виде тревоги, депрессии или бессильного гнева. Более того, угроза, даже не сопровождающаяся никаким физическим воздействием, или неприятные жизненные события (смерть близкого человека, понижение по службе, потеря уважения со стороны значимых лиц) вызывают интенсивные проявления стресса. Стресс, обусловленный эмоциональными человеческими отношениями, может иметь разрушительные последствия для здоровья.
позиций классической концепции стресса возникновение при этом заболеваний остается совершенно необъяснимым. В то же время если завершение работы по каким либо причинам отодвигается (например, оказываются необходимыми серьезные исправления), заболевания, как правило, не возникают, хотя сама такая отсрочка сопряжена обычно с волнениями и напряженной работой в условиях цейтнота.
Стресс и хирургия. Распространенная точка зрения о; вредном действии эмоционального напряжения на здоровье определяет тактику хирургов при подготовке больных к операции. Им за несколько дней до операции начинают давать транквилизаторы — успокаивающие средства, уменьшающие тревогу и одновременно снижающие уровень активности и побуждение к деятельности. Вначале казалось, что такая подготовка достаточно эффективна и процесс заживления операционной раны протекает успешно. Но потом выяснилось, что у определенной части больных заживление раны под действием транквилизаторов замедляется по сравнению с контрольной группой, не получавшей лекарств, хотя тревога при этом действительно отсутствует. Таким образом, ни длительность, ни интенсивность стресса, ни характер эмоционального состояния в период стресса не определяют его влияния на здоровье. Что же в таком случае является решающим?

Крыса в раю. На этот вопрос позволяют ответить некоторые эксперименты на животных. Естественно, результаты, полученные на животных, не могут быть безоговорочно перенесены на человека. Но есть общие для всех млекопитающих биологические закономерности, и в экспериментах на животных их можно выявить, тем более что условия экспериментов могут быть такими, которые по этическим причинам не могут быть воспроизведены при изучении человека. Исследователь В. В. Аршавский и его коллеги систематически изучали влияние эмоционального состояния животных и характера их поведения на течение искусственно вызванных патологических состояний у кроликов и крыс. Создавались экспериментальные модели разных заболеваний: аллергического отека, эпилепсии, повышенного влечения к алкоголю. У этих животных вызывали различные эмоциональные состояния с помощью раздражения электрическим током определенных зон мозга. Электроды вживляли в так называемые зоны неудовольствия при раздражении которых животное проявляет признаки страха, возбуждения, становится агрессивным или треножным. Раздражение других точек мозга — «зон удовольствия»— вызывает у животного желание повторить пережитое ощущение. Если крысе создают условия, когда она может, нажимая лапкой или мордой на педаль, замыкать и размыкать электрическую цепь и посылать электрические импульсы в мозг, то в зависимости от местоположения электродов животное ведет себя совершенно по-разному. Когда электроды находятся в зоне неудовольствия (так называемых зонах отрицательного подкрепления), то после первого же опыта замыкания цепи животное отскакивает от педали и старается к ней больше не приближаться. Если же электроды находятся в зоне положительного подкрепления, животное начинает многократно (до 100 раз в минуту) замыкать и размыкать цепь, нажимая на педаль, и может заниматься этим, по-видимому, приятным ему делом в течение часов, не прикасаясь к пище и не обращая внимания на сексуального партнера. Такое поведение называется самостимуляцией. Разница между самостимуляцией и избеганием педали столь разительна, что заставила одного из крупных исследователей мозга, профессора Мэгуна, поставить вопрос: «Не находится ли рай и ад в мозгу животного?»
Как только были открыты вышеописанные зоны мозга, ученых заинтересовал вопрос о влиянии отрицательных и положительных эмоций, вызванных раздражением этих зон, на устойчивость организма к разнообразным вредным воздействиям. Во многих исследованиях было показано, что при самостимуляции все проявления искусственно вызванных заболеваний уменьшаются, а при насильственном раздражении зон отрицательного подкрепления, наоборот, усиливаются так, что в конце концов могут привести к гибели животного. Казалось бы, полностью подтверждается древняя, как мир, идея о пользе положительных и вреде отрицательных эмоций — идея, скомпрометированная всеми перечисленными выше фактами о здоровье человека в условиях длительного стресса и после его завершения. Может быть, влияние эмоций на здоровье у человека и животных подчинено разным законам?..
«Кто привык за победу бороться». Однако более тщательный анализ получаемых результатов показал, что противоречий нет и биологические закономерности сходны, надо только уметь их выявить. Было обнаружено, что раздражение зон отрицательного подкрепления приводит отнюдь не к однозначным результатам. Во многих случаях здоровье испытуемых животных действительно ухудшается, но не так уж редки случаи, когда оно улучшается, причем улучшение бывает почти столь, же выраженным, как и при самостимуляции зон положительного подкрепления. И определяющим фактором является поведение животного в процессе переживания отрицательных эмоций.
А поведение это может быть двух видов. В одних случаях животные забиваются в угол клетки, дрожат и замирают, обнаруживая все признаки страха (у них учащается моче- и каловыделение, шерсть встает дыбом, пульс частит), но при этом не предпринимают никаких попыток спастись или же совершенно безвольно распластываются на дне клетки, как бы примирившись со своей участью. Такое поведение пэлучило название пассивно-оборонительного. Термин не слишком удачный, потому что подлинно оборонительного компонента в этом поведении нет.
Противоположным ему является активно-оборонительное поведение.
Это поведение также может иметь различные проявления: животное может пытаться бежать из клетки, обнаруживая все признаки страха, но только не парализующего, а толкающего на поиск спасительного выхода; или крыса приходит в ярость, кусает и царапает клетку, может вцепиться в экспериментатора, пытается выдернуть из головы электроды. Во всех случаях такое оборонительное поведение носит активный характер. И систематические наблюдения позволили установить, что именно при активно-оборонительном поведении, так оке как и при самостимуляции, уменьшается тяжесть болезненных процессов. Напротив, при пассивно-оборонительном поведении все формы патологии расцветают пышным цветом и нередко завершаются гибелью животного.
М. М. Козловская изучала влияние эмоционального состояния и поведения животного на артериальное давление. В эксперименте к коту приближалась собака. У котов, которые давали при этом активно-оборонительную реакцию и были готовы вступить в драку, учащался пульс и повышалось артериальное давление—но только на тот период, пока собака была в пределах досягаемости и драка была возможна. Как только собаку уводили, все показатели эмоционального напряжения, включая артериальное давление, быстро возвращались к исходному уровню. Таким образом, повышение давления в этом случае было только естественным компонентом вегетативной реакции, обеспечивающей активное поведение. Если же кот, почувствовав приближение собаки, вжимался в пол в дальнем углу камеры, обнаруживая признаки беспомощности и страха, то давление у него тоже повышалось, хотя и не до таких высоких цифр. Зато оно сохранялось па повышенном уровне длительное время после того, как собаку уводили. В этом случае повышение давления не выполняло никакой приспособительной функции и отражало только нарушение механизмов регуляции артериального давления в условиях пассивно-оборонительного поведения.

Есть основания полагать, что таков же механизм возникновения тяжелого психосоматического заболевания — гипертонической болезни — у некоторых людей, которые в силу ряда обстоятельств не могут реализовать своей глубокой, настоятельной потребности в контроле над ситуацией и над поведением окружающих. В результате они вынуждены отказаться от попыток такого контроля и от стремления навязать другим людям свою волю, и необходимость смириться с этим переживают, часто неосознанно, как поражение.
«Шустрики», «мямлики» и алкоголики. В последние годы в науке наметилось целое направление, изучающее влияние поведения на пристрастие к алкоголю. В исследовании В. В. Аршавского было обнаружено, что после самостимуляции или активно-оборонительного поведения животное предпочитает алкоголю раствор глюкозы, тогда как пассивно-оборонительное поведение повышает потребность в алкоголе.
А. Б. Кампов-Полевой установил, что активные животные с выраженными исследовательскими тенденциями в новой обстановке, неизменно добивающиеся лидирующего положения («шустрики»), избегают поилок с алкоголем. Напротив, пассивные и нелюбознательные животные, постоянно терпящие поражение в борьбе за «место под солнцем», принимающие это поражение как должное и склонные к подчинению («мямлики»), довольно быстро привыкают к алкоголю и в ряде случаев только под его воздействием обретают храбрость и активность. Напротив, на «шустриков» алкоголь действует угнетающе и переводит их в разряд подчиненных. «Мямлики» не только склонны к алкоголю — в условиях стрессов и конфликтов у них, как у животных, у которых вызывали пассивно-оборонительную реакцию прямым раздражением мозговых структур, легко возникали расстройства со стороны внутренних органов.
Следовательно, и эксперименты на животных подтверждают, что не стресс сам по себе и даже не характер эмоциональных переживаний в стрессовой ситуации определяют устойчивость организма и степень сохранности его здоровья.
В мире неизменном и в мире изменчивом. Но что же в таком случае является решающим? Не особенности ли поведения? Но в чем же они состоят? Что объединяет в смысле влияния на здоровье такие разные, на первый взгляд, типы поведения, как активная оборона и самостимуляция, и противопоставляет их пассивной обороне?
В исследованиях В. С. Ротенберга и В. В. Аршавского показано, что основным компонентом поведения, определяющим устойчивость организма к разнообразным вредным воздействием, является поисковая активность. Это понятие будет иметь важное значение для всего дальнейшего изложения, поэтому остановимся на нем подробно.
Поисковой активностью называется деятельность, направленная или на изменение неприемлемой ситуации, или на изменение своего отношения к ней, или на сохранение благоприятной ситуации вопреки действию угрожающих ей факторов и обстоятельств, при отсутствии определенного прогноза результатов такой активности, но при постоянном учете промежуточных результатов в процессе самой деятельности. Поясним это определение и проиллюстрируем его примерами. Неопределенный (по крайней мере не вполне определенный) прогноз конечных результатов делает активность поисковой. Если бы прогноз был 100%-ный, деятельность была бы автоматизированной и не содержала бы никаких элементов поиска. У животных такая полностью автоматизированная деятельность наблюдается при осуществлении хорошо отработанных условных рефлексов, даже очень сложных. У человека многие поведенческие акты и в быту, и на производстве также автоматизированы, и в обычных условиях он часто может быть абсолютно уверен в результатах своей деятельности. Человек утром встает с постели, совершает стандартные гигиенические процедуры, одевается, завтракает, едет на работу привычной дорогой, пересаживаясь с одного вида транспорта на другой, на работе выполняет стандартные, хорошо освоенные манипуляции у конвейера, в одно и то же время обедает в одной и той же столовой, нередко с одним и тем же меню, и прежней дорогой возвращается домой.
Никакой поисковой активности для осуществления всего этого, по видимости, достаточно сложного и разнообразного поведения не нужно. Но если утром оказывается, что выключена вода и необходимо изыскать нестандартные способы, чтобы умыться и позавтракать, если по каким-либо причинам перестал ходить нужный автобус, если на работе изменили технологию выработки продукции и надо осваивать новые приемы, если внезапно осложнились привычные отношения с женой или начальником — тут уже без поисковой активности не обойтись, ибо прошлого опыта недостаточно, чтобы во всех деталях прогнозировать результаты изменившегося поведения. Необходимо иметь в виду, что хотя автоматизированные действия составляют значительную часть нашей повседневной жизни, они все-таки отражают искусственно выстроенную ситуацию, ибо по существу человек запрограммирован природой на гибкое, поисковое поведение в меняющемся, динамичном мире как самой природы, так и социальных отношений. У животных условно рефлекторное, до мелочей отработанное поведение тоже может стать доминирующим только в искусственных условиях лабораторного эксперимента. В реальной жизни, когда животное преследует жертву, или стремится избежать нападения хищника, или ищет сексуального партнера, оно не может быть абсолютно уверено в результатах своего поведения, ибо прошлый опыт подсказывает, что возможны и неудачи, да и сама ситуация ежесекундно меняется, требуя изменения стратегии поведения и поисковой активности.
В то же время в процессе поискового поведения не только конечные, но и промежуточные его результаты должны постоянно учитываться, оцениваться и использоваться для коррекции поведения, которое без этого окажется недостаточно гибким и в конечном итоге—малоэффективным. Этим поисковое поведение отличается от панического, при котором животное или человек тоже пытается активно действовать для изменения неприемлемой ситуации. Однако эта активность носит хаотический, непродуктивный характер, ошибочные действия не корригируются, ни один из путей спасения не прослеживается до конца, и такое поведение, как правило, не оказывает защитного действия на здоровье.
В определение поисковой активности входит оговорка, что это может быть и деятельность, направленная на изменение отношения к ситуации. Это очень важное обстоятельство, особенно когда анализируется поведение человека. Значительная часть человеческой деятельности протекает только на психическом уровне, не проявляясь в реальных поступках, — сюда относится осмысление, планирование, прогнозирование, фантазирование, переоценка и т. п. Поиск является важным компонентом психической деятельности, хотя и она, так же как и наблюдаемое поведение, не так уж редко может основываться на жестко отработанных стереотипах, когда человек думает по шаблону и ход его рассуждений может быть без труда предсказан. Однако такие формы психической деятельности мы сейчас не рассматриваем, а та активность, которая содержит компонент поиска, часто направлена на переосмысление ситуации, на изменение ее значимости в глазах человека. (На житейском уровне это выражается в высказываниях типа: «Подумаешь!», «Ну и не надо!», «Обойдемся!») Процесс такой переоценки далеко не всегда происходит осознанно. Психика человека располагает специальными механизмами — они называются защитными, которые позволяют без прямого участия сознания приспособиться к сложной, травмирующей ситуации. Ниже мы остановимся на них подробнее Пока же необходимо подчеркнуть, что хотя изменение отношения к ситуации может происходить и без участия сознания, оно носит поисковый характер, так как происходит перебор различных вариантов и способов переоценки и невозможно заранее быть уверенным, какой вариант окажется оптимальным.
Антиподом поисковой активности является отказ от поиска.

Отказ от поиска. У животных отказ от поиска проявляется в пассивно-оборонительном поведении капитуляции (когда животное распластывается на полу без признаков жизни) или пассивном ожидании катастрофы (когда все вегетативные проявления свидетельствуют об остром страхе, но нет никаких попыток спастись). У человека проявления отказа от поиска более разнообразны: сюда относится депрессия, невротическая тревога, переживания апатии, беспомощности и безнадежности, которые часто предшествуют развитию заболеваний, особенно язвенной болезни желудка и кишечника, .аллергических расстройств, опухолеобразования. Подмечено, что чем более высокой поисковой активностью характеризуется человек в его обычном состоянии, тем тяжелее переносится внезапно наступающий отказ от поиска.
Характер человека и характер его болезни. Специалисты по болезням сердца выделяют среди больных так называемый тип А. Эти люди очень активны, энергичны, целеустремленны, не умеют расслабляться, постоянно ощущают нехватку времени, обладают высокими амбициями и притязаниями, охотно вступают в конкурентную борьбу и стремятся во всем быть первыми. У этих лиц риск возникновения стенокардии и инфаркта существенно выше, чем улиц противоположного психологического склада (тип В), спокойно относящихся к собственным достижениям, не склонных к конкуренции, умеющих расслабляться и отдыхать. На первый взгляд может показаться, что частота сердечно-сосудистых осложнений у лиц типа А противоречит всей концепции поисковой активности, которая постулирует, что высокий уровень этой активности является защитным фактором для здоровья. Но более тщательный анализ показывает, что противоречия здесь нет.
Специально проведенные исследования показали, что хотя лица типа А действительно проявляют незаурядную активность в ситуациях, которые они в принципе способны контролировать и в которых есть шансы на успех, эти же люди дают очень быструю реакцию капитуляции (быстрее, чем тип В) в ситуации, воспринимаемой ими как безнадежная, не имеющая решения. В действительности, по наблюдениям клиницистов, у представителей типа А за короткое время, непосредственно предшествующее инфаркту, появляются сначала признаки дезорганизованной, хаотической, лихорадочно-панической активности, которая быстро сменяется спадом энергии, апатией и депрессией, и именно на этом фоне развиваются сердечно-сосудистые катастрофы. Длительность этой предшествующей фазы может быть различной (иногда всего лишь несколько часов), но в большинстве случаев она налицо.
Да и наблюдения повседневной жизни свидетельствуют о том, что инфаркты у таких высокоактивных субъектов наступают либо после внезапной и сокрушительной катастрофы, часто связанной с ущербом для престижа («разнос» у начальства, отставка, провал ответственного выступления), либо, наоборот, после достижения желанной цели, объекта давней мечты, за пределы достижения которой фантазия человека не распространяется. В одном из французских фильмов Ален Делон играл такого субъекта— сгусток энергии, незаурядная динамичность, постоянная целеустремленность. Он добивается всего, чего хочет, и тут же переключается на другую цель. В финале фильма он «застревает» на желании приобрести на аукционе дорогую и редкую вещь, вкладывает в борьбу за нее все силы — и гибнет от инфаркта в тот момент, когда приходит сообщение, что он выиграл, и стремиться вроде больше не к чему.
И еще одно важное и интересное обстоятельство, связанное с типом А и его отношением к инфаркту. Выяснилось, что можно иметь почти весь набор личностных качеств, характерных для этого типажа, и в то же время не иметь предрасположенности к инфаркту.
Здоровье и честолюбие. Ишемическая болезнь сердца [стенокардия) и особенно инфаркты оказались не характерными для японцев. В США было в связи с этим проведено тщательное ретроспективное и длительное исследование американцев японского происхождения. Было установлено, что если японец почти по всем параметрам относится к типу А (энергичен, дорожит своим временем, много и напряженно трудится), но не склонен к конкурентной борьбе и не сравнивает себя с другими (тем более— не противопоставляет себя им), инфаркт ему не угрожает. Если же он полностью воспринял американский стиль жизни и высоко конкурентен, он при всех прочих равных имеет такие же шансы на инфаркт, как и американцы типа А. Это значит, что к инфаркту приводит не высокая поисковая активность сама по себе, а некоторые дополнительные особенности, которые содействуют резкому переходу от поиска к отказу от него. Действительно, если для человека главным является постоянно контролировать ситуацию и всегда ощущать себя выше других, он легко может попасть в непереносимые и в то же время неподвластные ему условия явного преимущества конкурента. Возникает парадокс—безудержное стремление контролировать ситуацию приводит в действительности к зависимости от ситуации, повлиять на которую у человека нет никакой возможности.
Шведские и американские исследователи независимо друг от друга показали, что те лица, у которых очень выражен мотив власти, но нет возможности в полной мере удовлетворить эту потребность в силу объективных препятствий, склонны к развитию гипертонической болезни. Они постоянно подавляют свою потребность властвовать, т. е. отказываются от попыток реализовать ее в поведении. В Японии же одним из основных принципов обучения и воспитания является внушение ребенку идеи, что он всегда должен сравнивать себя с самим собой, а не с другими и стремиться стать лучше, чем был вчера, а не лучше, чем его сосед. Там не говорят: «Посмотри на Мишу, как он хорошо себя ведет» или: «Как он хорошо решает задачи». Там говорят: «Вчера ты был лучше, чем сегодня», «Сегодня ты справился с этим лучше, чем вчера, а завтра сумеешь сделать еще успешнее». Этот принцип воспитания ориентирует ребенка на вполне достижимую цель собственного совершенствования, уменьшает число внутренних и внешних конфликтов и способствует укреплению здоровья. Работникам наших детских учреждений было бы полезно иметь это в виду. Показано, что люди, у которых в структуре мотиваций преобладает стремление к достижению успеха в деятельности (а не потребность во власти), характеризуются устойчивыми нормальными цифрами артериального давления. Поскольку удовлетворение потребности в достижении успеха в большой степени зависит от самого человека, его целеустремленности и работоспособности, обычно не вызывает противодействия со стороны социального окружения и воспринимается самим человеком как положительная черта, вызвать при этом отказ от поиска довольно трудно.
Нам приходилось наблюдать за двумя шахматистами экстра-класса, которые различались и по стилю игры, и по движущим мотивам поведения. Один из них сам признался, что любит игру в шахматы только потому, что любит выигрывать — выигрывать у других. Он никогда не рисковал, очень рационально и прагматично вел себя на турнирах, соглашаясь на ничью в тех случаях, когда эти пол-очка приближали его к победе. Но в условиях длительного и изматывающего турнира, когда победа не давалась, у него регулярно начинались рвоты, нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта и другие соматические расстройства. Другой очень талантливый шахматист всегда играл ради удовольствия самой игры, и хотя он старше и у него были серьезные заболевания внутренних органов (не психосоматические по происхождению), он не обнаруживал такого резкого упадка сил в процессе турнирной борьбы.
Трагедия «замкнутого круга». Состояние отказа от поиска не только вредно для здоровья — оно резко отрицательно сказывается на результатах любой деятельности. Возникнув в конкретной ситуации, оно имеет тенденцию «захватывать» поведение в целом, потому что если даже ощущение безнадежности и депрессия явились реакцией на какую-то отдельную неудачу, они способны парализовать активность в любом другом направлении. Снижение поисковой активности обусловливает возникновение новых неудач, и формируется замкнутый круг.
Вырваться из него можно не только с помощью лекарств, но и самостоятельно, если вдруг в неудачах возникает просветили внезапно случается событие, требующее полной мобилизации для спасения собственной жизни или жизни близких, и помощь данного человека вполне реальна и необходима.
Именно об этом писал А. Вознесенский:
У души обиженной Есть отрада тайная:
Помогите ближнему, Помогите дальнему.
Известны многие случаи, когда депрессии и психосоматические заболевания прекращались у лиц, которым нужно было ежедневно бороться за жизнь или благополучие близкого человека. Война, концлагерь...

Реклама: