Логотип Логотип 2

на главную

в раздел "Воля и характер"

Станьте им вожатыми!

Школа — очень важное звено в системе воспитания детей и подростков. Школа призывает людей активно участвовать в жизни и делах класса, рассматривать такое участие как свой гражданский долг и почетную обязанность. Естественно, этот призыв в полной мере относится к родителям юных ленивцев.

В наши дни практически все дети и подростки становятся студентами. Родители сегодня и представить себе не могут, чтобы их дети не поступили в ВУЗ. Да это и понятно: почти все родители нынешних подростков (и многие родители этих родителей) сами учились. За все время существования ВУЗов десятки миллионов детей разных поколений прошли в ней первую вторую ступень общественно-политической жизни, готовились вступить в ряды активных строителей нового общества. Это крепкая основа союза семьи, школы, общественности, взаимодействия их в многогранном по своему характеру руководстве воспитанием, руководстве, которое предполагает прежде всего большое внимание, доверие, искреннюю заинтересованность в делах, уважение принципов, законов и традиций самодеятельной детской организации.

Слова «Все мы родом из детства» стали уже классическими, привычными, примелькавшимися. Но и привычное стоит порой осмысливать заново. Выходя из страны детства, всегда ли мы сохраняем ей верность? Порой с высоты нашей сегодняшней взрослой жизни собственные детские годы кажутся нам смешными, наивными. Но это еще полбеды. Беда начинается тогда, когда смешным и непонятным, наивным, а то и пустяковым и раздражающим кажется нам то, что наполняет жизнь нынешних мальчишек и девчонок, наших детей.

...Восемь часов вечера, а у дочери-отличницы еще не сделаны уроки! Который уже час она возится с каким-то макетом, который, видите ли, обещала доделать к завтрашнему дню. Почему этот макет нужен именно завтра? Разве можно из-за такой ерунды забывать про уроки? Весь наш опыт взрослой, умудренной годами жизни восстает против возможной завтрашней двойки. Что же перетянет — родительский опыт и власть или отчаянное: «Ну как же ты не понимаешь? Я дала слово!»? Разве в своей взрослой жизни не знаем мы, что такое дать слово? Знаем, конечно, и давно это знание руководит нашими повседневными отношениями с людьми. Мы понимаем, что надо быть обязательным, дисциплинированным, надежным человеком. Так почему же мы подчас равнодушны к тому, что лежит в основе этого нравственного поведения: «Дала слово, понимаешь!»? Хорошо, если ответите: «Понимаю...» Потому что так вы проявите драгоценную верность пониманию. (Другое дело, что через какое-то время, не сейчас, вы найдете слова, которые помогли бы дочери понять, что подлинно обязательный человек отдает все свои долги, что неприготовленные уроки — это не только личное дело. Но само побуждение сдержать конкретное, определенное обещание, и сдержать его во что бы то ни стало, надо приветствовать; на этом побуждении и надо воспитывать у дочери развитое чувство долга.)

...У старшей вожатой школы крупная неприятность: повела школьников в однодневный поход и привела их на четыре часа позднее обещанного — усталых, взволнованных, голодных. Оказывается, на привале один из них снял подаренную футболку и положил его под дерево. А вспомнил про нее, когда ушли уже далеко. «Что будем делать?» — спросила вожатая. «Возвращаться», — решили ребята. Футболку нельзя оставлять в лесу — они это понимали, у них было чувство от-ветственности.

Представляете, какому испытанию подверглось это еще некрепкое чувство, когда они услышали, как любящие родители кричат на огорченную вожатую, возмущаются и вопрошают, что для нее дороже — кусок материи, который продается в любом магазине, или здоровье детей, лишенных своевременного обеда?

А вот другая сторона той же проблемы. Дежурные у входа в школу проверяют наличие у ребят дневников, сменной обуви... Вам не режет слух такое перечисление? Не искажаются ли здесь определенные, важные педагогические принципы? Тем не менее сегодня во множестве школ наличие дневников механически проверяется то учителем, то дежурным от ро-дительского комитета, старостой в классе. Вместо серьезного заинтересованного разговора о смысле и ценности, начинается «проработка» ребят, пришедших без чего-либо, как и тех, кто плохо помыл руки... Вопрос о ритуалах в жизни наших детей — сложный и интересный. За многие годы отработанные и отшлифованные, они очень ярки и красивы. Недаром школьники, попавшие в студентов, так завидуют им. Недаром подтягиваются и приглашенные на праздник взрослые, увлеченные торжественностью церемонии.

Однако такие сборы бывают сравнительно редко. А повседневная жизнь — это поиски, однодневный поход, отрядная линейка, обсуждение прочитанной книги. События как будто обычные, но тем важнее их настроенность, яркость оформления, оригинальность организации.

Когда-то формы и ритуалы возникали из стремления мальчишек и девчонок к тому, чтобы их дела и затеи поразили своим размахом и задорностью всю страну. В них романтично сочетались дробь барабанов, четкий марш первых отрядов, зажигательные песни, неугомонные характеры ребят, которые не могли заниматься чем-то просто так, потихоньку. Она и сейчас никуда не исчезла — эта острая, деятельная потребность ребят облекать в яркие формы не только торжественные события, но и свою повседневную жизнь. И снова давайте посмотрим на себя со стороны. Разве это не мы усмехаемся, узнав, что звено у сына называется не как-нибудь, а «Гренада» или «Победа». Подшучиваем над сбором «по цепочке» в шесть часов утра ради... посадки деревьев на школьном дворе. Великодушно доставляем в школьный двор целый детскую площадку, чтобы дети «не пачкались где-то по задворкам». И так, постепенно забывая себя в своем детстве, подавляем у своих детей тягу к романтике, яркости, самодеятельности. На-вязываем им, считая это величайшим даром, нашу с вами взрослую реалистичность, высмеиваем игру, песню, тайну, не уважа-ем символику. Спросите у мальчишки: где проходил у них последний отрядный сбор? У костра в лесу, в цехе у шефов? И он ответит: сборы в основном у них бывают в классе и больше походят на обычное классное собрание. «Атрибутику — к доске!» — командует в таких случаях учительница, и весь классный час (иначе это не назовешь) флаговый, горнист и барабанщик, маются у доски. А чаще и без них обходятся...

И однажды, придя на торжественный дружинный сбор в школу, мы заметим, что строй того отряда, где стоит сын, неровен и разболтан. И именно он, сын, такой нарядный в отглаженной вами накануне костюме, толкается и хихикает... Но не спешите обвинять ребят в недисциплинированности, равнодушии. Не могут они испытать вдруг чувство подъема и волнения, если никогда до этого им не приходилось идти в поход под знаменем, шагать по улице со своим отрядным флажком, слышать, как горнист «по делу» трубит сигнал тревоги.

А дети жаждут настоящего, всамделишного, дорожат им. Вот группа ребят возвращается с первомайской демонстрации. Они могли бы поехать на троллейбусе. На их песню оглядывались прохожие. А ребята шли по весенним лужам, не боясь веселого дождя. Весна, песня, дождь, строй... Каждый ли из нас, взрослых, понимает, как важно, чтобы это было в жизни сына, дочери? Не так уж редко приходится встречать взрослых людей, среди школьников. Это не штатные вожатые, а люди в будущем разных профессий, занимающиеся с ребятами каждую свободную минуту — просто потому, что иначе они не могут.

Реклама: